Современная версия кровавого навета. Интервью с Элиэзером Шаргородским

Так политолог Элиэзер Шаргородский назвал свой доклад, который прозвучит на международной конференции "Интеллектуалы и террор: фатальное влечение, прошлое и настоящее, аспекты теории и истории." Конференция состоится в Университетском центре Ариэль в Самарии с 3 по 5 мая.  Прежде всего представим 39-летнего собеседника.
Элиэзер Шаргородский после эмиграции с семьей в 1979 г. из Ленинграда 12 лет прожил в Швейцарии. В 1991 г. переехал в Израиль. Имеет степень магистра, политолог, координатор курса "История сионистского движения" в Открытом Университете, преподает историю сионизма и современную историю Израиля. Элиэзер согласился ответить на вопросы корреспондента «НН».

- Элиэзер, почему Вы выбрали для своего выступления на конференции столь острую тему?

- Потому что мы живем в пору, когда уровень делегитимации Израиля достиг редких высот. В средневековье появление кровавых наветов  было скачком, за которым последовало ужесточение преследований евреев. В чем его новизна?  В том, что он превратил евреев – всех, а не часть, сегодня а не когда-то - в убийц. В этом и есть главная разница с прежними формами антисемитизма. Философы древнего мира обвиняли нас в ненависти к человечеству. Это обвинение было обвинением социального толка. Христианство добавило обвинение в богоубийстве. Этим церковь присоединило теологический и идеологический элемент к юдофобии. Обвинение в ритуальном убийстве, оно же кровавый навет, есть ничто иное как конкретное воплощение человека и бого-ненависти, приписываемых евреям – все это в лице ребенка. Ведь убитый ребенок олицетворял самое невинное и чистое что есть в человечестве и самого христианского Бога, которого евреи якобы распинали из года в год к празднику Песах. Кровавый навет, превращая евреев в преступников, превращал расправу над евреями в человеческую и религиозную обязанность. Погром как профилактика. Действительно, за кровавыми наветами обычно следовали погромы, от Норича в Англии в 1144 г и до Кишинева в 1903.

Однако на конференции Вы намерены   говорить не о старом кровавом навете, а о его сегодняшнем перевоплощении?

- Примером современного навета можно считать обвинение Армии Обороны Израиля в смерти палестинского ребенка Мухаммеда А-дура 30 сентября 2000 года на перекрестке Нецарим в Газе. Прямо на глазах у телеоператора второго французского канала Талал Абу-Рахма,  якобы погибает ребенок на руках своего отца. Смонтированные кадры и сопровождающие их комментарии, как молния распространившиеся по всем каналам мира, не оставляют сомнения: Мухаммед погиб от израильских пуль Через два дня после этого события телеоператор Абу- Рахма клятвенно заверил палестинскую организацию защиты прав человека, что ребенок был хладнокровно и преднамеренно убит израильскими солдатами. Позже, различные расследования доказали, что смонтированный фрагмент из 27 минут видеоматериала был подделкой. Однако, к тому времени ущерб уже был нанесен. 4 октября, когда министр Эхуд Барак был с визитом во Франции, президент Жак Ширак сказал ему: «Убийство детей – это вам не политика». 7 октября в Париже прошла демонстрация, в которой участвовали не только арабы и мусульмане, но и французские  коммунисты. Среди прочих транспарантов, выделялись следующие надписи на фоне фотографии Мохаммеда: «Смерть евреям», а на другом «За  одного убитого палестинца – тысячу убитых евреев-нелюдей». 12 октября в Рамалле линчевали двух израильских солдат милуимников, по ошибке заехавших в столицу палестинской автономии. Расправа происходила под возгласы «Отомстим за Мухаммеда А-дура». Одна известная французская журналистка заявила по радио, что фото Мухаммеда а-Дура стирает из нашей памяти фото еврейского ребенка с поднятыми руками перед солдатами СС в Варшавском гетто. Параллельно, в сентябре – октябре 2000-го года начинаются антиеврейские выступления и погромы во Франции, сжигают синагоги, нападают  на еврейских детей и избивают их. В Израиле это самое начало небывалой волны террора. Главным фоном этой волны ненависти стала фотография Мухаммеда а-Дурра.

- Извините, Элиэзер, но  через какое-то время  было проведено скрупулезное расследование и специалисты, в том числе баллистики, доказали, что ребенок был убит выстрелами с палестинской стороны…

- В том-то и  механизм кровавого навета. Его не могут остановить никакие – даже самые серьезные - опровержения. Он призван выражать не столь объективные факты, сколько принципы веры... Поэтому, даже когда вы однозначно доказываете, что а-Дура не мог быть убит Цахалем, вам парируют: «Ну и что! Мухаммеда может и не убили, но ведь всем и так известно что вы убиваете палестинских детей.»  Со временем, действительно было доказано, что Мухаммед ад-Дура не был убит израильскими  солдатами. Наиболее серьезные исследования на эту тему принадлежат профессору бостонского Университета Ричарду Ландесу и французскому общественному деятелю Филиппу Карсенти.  Однако миф «израильтяне  - детоубийцы» уже приобрел самостоятельное существование:

- Так в чем «оригинальность» этого вида антисионизма?

- До сих пор главные виды антисионизма или ненависти к Израилю были связаны с обвинением, что Израиль это «отрыжка колониализма». Советская клевета 60-х и 70-х годов, которую заимствовал теперь пост-колониальный Запад. Допустим на минуту, что мы не народ изгнанный со своей земли и вернувшийся на нее после 2000-летних скитаний, а результат европейского колониализма. Но ведь даже это еще не делает нас убийцами, а всего лишь идеологически «неправильными». Когда  же тебя из идейного противника превращают в убийцу детей – преднамеренно и осознанно – делегитимация Израиля переходит в призыв покончить с еврейским государством. Уничтожение Израиля становится профилактикой вытекающей из естественного желания защитить невинных палестинских детей. Вопрос «имеет ли Израиль право на существование – или нет»,  остался позади. «Сионистское государство» представляется как криминальное по определению.
Одним словом, нынешний антисионизм призывает к политициду, - к уничтожению  политической единицы, в данном случае - еврейского государства.

- Однако точный диагноз, как известно, лишь начало лечения. Каков, на Ваш взгляд, рецепт того лекарства, которое излечит мир от ненависти к евреям?

- Вы правы, диагноз нам понятен. Основным  становится вопрос, как Израиль должен себя защитить? . В средневековью у нас – евреев – не было иного места, как скамья подсудимых. Мы пытались оправдываться, говоря: «Как вы можете нас обвинять в потреблении крови, это ведь запрещает наша Святая Тора!». И действительно комиссии, созданные Фридрихом Вторым и многими римскими папами, пытались нас обелить, в том числе на основание того, что такое кощунство евреям запрещено. Как ни странно, в очень многих случаях церковь отвергала кровавые наветы, осознавая, что это бред непросвещенных масс.
- Сейчас у нас иная позиция – мы не обязаны взбираться на скамью подсудимых... Проблема в том, что после происшествия с Мухаммедом ад-Дуром мы сами «полезли» на эту скамью. И первое, что было сделано, мы сами поверили, что он был убит нами. Государственные представители начали запинаться, а наша интеллектуальная элита взяла на себя комплекс вины. Еще Жаботинский заметил, что главная беда евреев галута это самопрезрение. От этого комплекса пора бы уже освободиться. Вы спросите, как? В первую очередь, мы не должны оправдываться. Мы должны воспитывать.
Приведу пример. Когда в 1975-м году в ООН проходило голосование за резолюцию, приравнивающей сионизм к расизму, было заранее ясно, что она пройдет большинством голосов: советский блок плюс мусульманские государства – подавляющее большинство. И как выступил наш представитель в ООН – будущий президент Израиля Хаим Герцог,  да будет его память благословенна? Он сказал, что эта резолюция не стоит и бумаги, на которой она написана. И разорвал ее на глазах у всех. Существует видеозапись того события.  На экране  видно, как себя почувствовали представители многих делегаций в тот момент – им было стыдно. Резолюция прошла, но после речи Хаима Герцога стало ясно где истина и где ложь. Нас стали уважать. Хаим Герцог не оправдывался, а  воспитывал. Он донес до мира правду. Так же следует поступать и сегодня. В нашем регионе действительно есть детоубийцы - это наши «соседи», которые стреляют в наших детей прикрываясь своими и которые называют улицы в честь террористов и убийц.
Проще говоря , мы не поможем человечеству тем, что будем прислушиватся к голосу Гольдстоуна.  Его доклад, обвиняющий Израиль, на основе лживых показаний, в преднамеренном убийстве невинных граждан – это продолжение кровавого навета.

- Вы верите, что наше слово действительно имеет вес?

- Мы живем в эпоху цивилизационных столкновений. Как утверждает политолог Самуэль Хантингтон, цивилилизационное противостояние это,  прежде всего,  столкновение культур – понятий добра и зла.  И в таких войнах главным оружием становится слово. Только вчера я перед своими студентами цитировал Бен-Гуриона, который сказал: «Есть одно поле боя, где евреи ни в чем не уступают другим. Это поле боя идей». Мне кажется,  что конференция в Ариеле об интеллектуалах и терроре вливается в течение, в тенденцию, где Израиль начинает приобретать свое главное оружие – слово.

- А до сих пор мы молчали?

- До сих пор от имени Израиля говорили в основном люди которые сами сомневались в праве Израиля быть, интеллектуалы, для которых быть объективным это – как говорила французский психоаналитик репатриировавшаяся в 70-х гг. Элиан Амадо Валенси - «значит принять субъективность своего врага».  Израиль – не государство-самоубийца и оно не может допускать что бы некоторые интеллектуалы и преподаватели ВУЗов подрывали основы той самой культуры, которая предоставляет им возможность свободно высказывать свои мысли.

Интервью завписал Ефим Лоевский

   

izrus, 03.05.2010





  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria