Даниэл Пайпс

Процесс мирный или военный?

В июне 2009 года Барак Обама заявил в отношении израильско-палестинской дипломатии: "Я уверен, что, если мы будем следовать взятому ранее курсу, мы сможем добиться серьезного успеха уже в этом году", и этим он проявил наивный, хотя и трогательный оптимизм.
Действительно, его решимость согласуется с давно устоявшейся моделью, принятой политиками для "решения" Арабо-израильского конфликта. Например, только в продолжение двух администраций Джорджа Буша было предпринято четырнадцать инициатив правительства США. Может, на этот раз будет по-другому, если действовать умнее и с большим упорством, и конфликт будет разрешён?
Нет, эти усилия не увенчаются успехом ни при каких условиях.
Не вдаваясь в детали подхода Обамы, который сам по себе спорный, я должен обосновать три утверждения:

1) что израильско-палестинские переговоры в прошлом оказались безрезультатными;

2) что провал этих переговоров объясняется израильской иллюзорной надеждой избежать войны;

3) что Вашингтон должен призвать Иерусалим отказаться от переговоров, и вместо этого возобновить свою прежнюю, более успешную, политику, ориентированную на победу.

I. Обзор "Мирного Процесса"

Стыдно вспомнить восторги и ожидания, сопровождавшие подписание соглашений в Осло в сентябре 1993 года, когда премьер-министр Израиля Ицхак Рабин и Ясир Арафат, Палестинский лидер, обменялись рукопожатиями на лужайке Белого Дома. Годы спустя, это "Рукопожатие" (как оно потом стало писаться с большой буквы) стало символом блестящей дипломатии, при которой каждая сторона, как предполагалось, получила то, что для неё наиболее важно: самоуважение и автономию - для палестинцев; признание и обещание безопасности - для израильтян.
Президент Билл Клинтон, организовавший эту церемонию, оценил это соглашение как "великое историческое событие". Государственный секретарь Уоррен Кристофер заключил, что "невозможное становится достижимым". Ясир Арафат назвал подписание "историческим событием, знаменующим новую эпоху". Министр иностранных дел Израиля Шимон Перес заявил, что теперь можно увидеть "план мира на Ближнем Востоке".
Пресса тиражировала схожие ожидания. Энтони Льюис, Нью-Йорк таймс ", счёл соглашение "потрясающим" и "искусно составленным ". Журнал Time назвал Арафата и Рабина "людьми года" за 1993 год. Сверх этого, Арафат, Рабин и Перес совместно получили Нобелевскую Премию Мира за 1994 год.
Поскольку соглашения вместо ожидаемого улучшения привели к ухудшению качества жизни и для палестинцев и для израильтян, эти пьянящие ожидания быстро рассеялись.
Когда палестинцы жили под израильским управлением до соглашения Осло-93, они пользовались преимуществами, вытекающими из власти закона и растущей экономики, и были независимы от международного сообщества. Они имели функционируемые школы и больницы; они передвигались без контрольно-пропускных пунктов и имели свободный доступ на территорию Израиля. Они даже основали несколько университетов. Терроризм сокращался по мере признания Израиля. Затем, Осло принесло палестинцам не мир и процветание, а тиранию, неэффективные государственные учреждения, нищету, коррупцию, культ смерти, индустрию самоубийств, и исламистскую радикализацию. Ясир Арафат обещал превратить свои новые владения в ближневосточный Сингапур, но в действительности его правление превратилось в кошмар зависимости, жестокости, и ненависти, больше похожее на Либерию или Конго.
Что касается израильтян, то они наблюдали, как нарастала ярость палестинцев, неся беспрецедентный размах насилия; министр иностранных дел Израиля докладывал, что в течение пяти лет после соглашений Осло было убито палестинскими террористами больше израильтян, чем за пятнадцать предшествовавших лет. Если картина двух рук в рукопожатии Рабина и Арафата символизировали ранние надежды Осло, то фотография двух кровавых рук молодого палестинского парня, который только что линчевал израильского резервиста в Рамалле в октябре 2000 года, представляли их мрачный конец. Кроме того, Осло нанесло огромный ущерб международному статусу Израиля, возбуждая вновь вопрос о самом существовании суверенного еврейского государства, особенно в левом лагере, и поощряя таких моральных извращенцев, как Всемирная конференция ООН по борьбе против расизма в Дурбане. С точки зрения Израиля, семь лет дипломатии Осло, 1993-2000 годы, в значительной степени перечеркнули достижения предшествующих сорока пяти лет состояния войны.
Палестинцы и израильтянане мало в чём согласны, но в одном они единодушны, что соглашения Осло провалились. То, что называется "мирный процесс" скорее следует называть "военный процесс".

II. Ложная надежда избежать войну

Почему дела идут столь плохо? В чём ошибочность такого многообещающего соглашения?
Представление Ицхака Рабина, что "мир заключают не с друзьями; мир заключают с врагом", явилось коренным заблуждением арабо-израильской дипломатии.
Как показала знаменитая фраза Ицхака Рабиным: "Мир заключают не с друзьями; мир заключают с врагом", его главная из множества ошибок заключается в непонимании того, чем заканчивается война.
Израильский премьер-министр ожидал, что война должна закончиться вследствие проявления доброй воли, примирения, посредничества, гибкости, сдержанность, великодушия, и компромисса, завершаясь подписями на официальных документах. Исходя из этого, правительство Рабина и его три преемника - Шимон Перес, Биньямин Нетаниягу, Эхуд Барак - пошли на ряд уступок, надеясь, что палестинцы ответят взаимностью.
Не ответили. На деле, израильские уступки лишь воспламенили враждебность со стороны палестинцев. Палестинцы истолковали усилия израильтян "добиться мира" любой ценой как признак их деморализации и слабости. "Болезненные уступки" привели к тому, что снизили страх палестинцев перед Израилем, еврейское государство стало выглядеть уязвимым, и возбудилась мечта об уничтожении Израиля.
Каждый шаг Израиля на переговорах Осло радикализует политические группировки и мобилизует их на войну. Слабая надежда 1993 уничтожить Израиль набирает силу, становясь громогласным требованием в 2000 году. Злобные речи и насильственные действия нарастают. Опросы общественного мнения и результаты голосования в последние годы показывают, что лишь 20 процентов палестинцев согласны с существованием еврейского государства.
Ошибка Рабина было простой и фундаментальной: нельзя "помириться со своим врагом" так, как он себе вообразил. Скорее, мир заключают со своими бывшим врагом. Мир почти всегда означает, что одна сторона конфликта признала своё поражение и отказалась от своих целей.
Войны оканчиваются не по доброй воле, а через победу. "Пусть вашей великой целью[ в войне] будет победа" - замечание Сунь Цзы, древнего китайского стратега. "Война является актом насилия с целью заставить противника выполнить нашу волю", - пишет в девятнадцатом веке его прусский преемник Карл фон Клаузевиц в 1832 году. Дуглас Макартур заметил в 1951 году, что в "войне ничто не может заменить победу".
Технический прогресс не изменил эту установку. Борьба либо продолжается, либо имеет тенденцию к возобновлению до тех пор, пока обе стороны надеются достичь своих целей. Победа заключается в навязывании противнику своей воли, заставляя его отказаться от своих притязаний.
Войны обычно заканчиваются, когда одна сторона утрачивает надежду, и когда воля к сопротивлению подавлена.
Можно подумать, что поражение, как правило, следует за полным разгромом на поле боя, как это произошло со странами Оси в 1945 году. Однако это редко случалось в течение последних шестидесяти лет. Полный разгром армий арабских государств в войнах с Израилем в 1948-82 годах, Северной Кореи в 1953 году, Саддама Хусейна в 1991 году, иракских суннитов в 2003 году не привели к потере надежды и к капитуляции.
В наше время, моральные и волевые качества приобрели особо важное значение. Несмотря на превосходство над противником в людях и вооружении, французы проиграли войну в Алжире, американцы - во Вьетнаме, и Советы - в Афганистане. Холодная война закончилась исключительно бескровно. Подавление воли противника к сопротивлению, вовсе не означает уничтожение противника.
С 1948 года арабы и израильтяне преследовали неизменные и взаимоисключающие цели: арабы боролись за ликвидацию Израиля, израильтяне боролись за признание со стороны своих арабских соседей. На протяжении десятилетий менялись идеологии, стратегии и политические лидеры, но эти две несовместимые цели оставались неизменными. Для прекращения конфликта необходимо, чтобы одна сторона победила, а другая потерпела поражение. Или больше не будет Сионистского государства, или оно будет признано арабскими соседями. Существуют только эти два сценария прекращения конфликта. Все остальное ненадёжно и лишь является предпосылкой для следующей войны.
Арабы преследовали свои военные цели терпеливо, полные решимости и целеустремлённости; исключения из этого правила (например, мирные договоры с Египтом и Иорданией) были тактически несущественны, поскольку не касались права Израиля на существование. В ответ израильтяне дальновидно противопоставили грозную стратегию и тактический блеск в период 1948-93 годы.
Однако, по мере того, как Израиль превращался в богатую страну, его население теряло терпение в связи с унизительными, медленными, тоскливыми, мучительными и дорогостоящими усилиями убедить арабов, чтобы те признали политическое существование Израиля. В настоящее время лишь несколько человек в Израиле рассматривает победу в качестве цели; сегодня почти что нет ни одной крупной политической фигуры, которая призывала бы к военной победе. Узи Ландау, министр национальной инфраструктуры, который утверждает, что "когда вы в состоянии войны, вы хотите выиграть эту войну", - является редким исключением.

Тяжкий Труд Победы

Вместо победы, израильтяне разработали большой перечень воображаемых подходов к решению конфликта:

o территориальный компромисс: Ицхак Рабин (и процесс Осло).

o развитие палестинской экономики: Шимон Перес (и процесс Осло).

o Односторонние действия (построить стену, уйти из Газы): Ариэль Шарон, Эхуд Ольмерт, и партия "Кадима".

o Аренда земли под израильскими городами на Западном берегу на 99 лет: Амир Перец и Авода.

o Поощряйте палестинцев создать хорошее правительство: Натан Щаранский (и Джордж Буш).

o Территориальные отступления: Левый Израиль.

o Лишить нелояльных палестинцев израильского гражданства: Авигдор Либерман.

o Иордания в качестве Палестинского государства: Правый Израиль.

o Выселение палестинцев с земель, контролируемых Израилем: Меир Кахане.

Противоречивые по духу и взаимоисключающие по сути все эти подходы направлены на то, чтобы избежать войну, а не выиграть её. Ни один из этих подходов не рассматривает необходимость сломить волю палестинцев к борьбе. И я предсказываю, что, точно так же, как провалились переговоры Осло, бесплодным окажется любой израильский план, не включающий трудную работу по достижению победы.
Эхуд Ольмерт, выступая в июне 2005 года на Форуме по вопросам политики Израиля, заявил, что израильтяне "устали бороться, мы устали быть мужественными, мы устали побеждать наших врагов".
Начиная с 1993 года, арабы стремились к победе, в то время как израильтяне стремились к компромиссу. В этом смысле, Израиль открыто заявили о своей усталости от войны. Незадолго до вступления в должность премьер-министра, Эхуд Ольмерт от имени своих соотечественников заявил, что "мы устали бороться, мы устали быть мужественными, мы устали побеждать наших врагов". Став премьер-министром, Ольмерт заявил: "Мир достигается путём уступок. Мы все это знаем". Такие пораженческие заявления побудили Йорама Хазони из Центра Шалем охарактеризовать израильтян как "обессиленных, сбитых с толку людей, потерявших ориентиры ".
Но кто не побеждает, тот терпит поражение. В конце концов, чтобы выжить, израильтяне должны вернуться к своей политике до 1993 года, утверждающей, что Израиль силён, несгибаем, и так будет всегда. Это достигается путем сдерживания - утомительной работы по убеждению палестинцев и других, что еврейское государство будет существовать всегда, и мечты о ликвидации Израиля неосуществимы.
Это не будет легким и быстрым. Из-за просчетов, начиная с Осло, и в последующие годы, (в особенности односторонний уход из Газы в 2005 году и война в Ливане 2006 года), палестинцы воспринимают Израиль сильной в экономическом отношении военной державой, но слабой морально и политически. По словам острого на язык лидера "Хезболлы" Хасана Насраллы, Израиль "слабее паутины".
Потребуются десятилетия упорной работы, чтобы изменить такое презрительное отношение. Не будет оно и приятным: проигравший войну обычно испытывает лишения, неудачи, отчаяние.
Израилю повезло в одном отношении: ему нужно сдерживать только палестинцев, но не всё арабско-мусульманское население. Население Марокко, Ирана, Малайзии и других стран получают информацию от палестинцев и со временем будет следовать их примеру. Основной враг Израиля, чью волю ему необходимо подавить, демографически эквивалентен Израилю.
Этот процесс можно рассматривать через простую призму. Любое развитие, поощряющее палестинцев думать, что они могут уничтожить Израиль, является негативным, а то, что поощряет их отказаться от этой идеи, является позитивным.
Поражение палестинцев станет очевидным, когда на протяжении продолжительного периода и с неукоснительным постоянством, они докажут, что они признали Израиль. Это не означает любовь к Сиону, но это означает постоянное признание Израиля - полностью пересмотреть систему образования с целью исключения демонизации евреев и Израиля; рассказать правду о тесных узах, связывающих евреев с Иерусалимом; установить нормальные коммерческие, культурные и человеческие отношения с израильтянами.
Палестинские дипломатические демарши и письма в газету - приемлемы, а вот насилие - нет. Спокойствие, которое воспоследует, должно быть устойчивым и длительным. Образно говоря, заключить, что палестинцы признали Израиль и война закончилась, можно будет тогда, когда евреям, живущим в Хевроне (на Западном берегу) потребуется не больше охраны для обеспечения безопасности, чем арабам, живущим в Назарете (в Израиле).

III. U. S. Политика

Американцы, как и все, кто наблюдает конфликт со стороны, сталкиваются с суровым выбором: одобрить палестинское стремление ликвидировать Израиль, или одобрить цель Израиля добиться от своих соседей признания.
Уже формулировка этого выбора ясно свидетельствует, что выбора нет: первый - варварский; второй - цивилизованный. Ни один порядочный человек не может одобрить палестинскую цель, заключающуюся в уничтожении своих соседей.
Следуя всем американским президентам после Гарри Трумэна, и всем резолюциям и голосованиям Конгресса, правительство Соединённых Штатов должно стоять рядом с Израилем в его усилиях добиться признания.
Это не только очевидный нравственный выбор. Победа Израиля, по иронии, обернулась бы самым лучшим из всего, что когда либо выпадало на долю палестинцев. Принуждение их, в конце концов, отказаться от своей мечты позволит им сконцентрировать внимание на собственном государственном устройстве, экономике, обществе, и культуре.
Палестинцы должны пройти суровое испытание поражением, чтобы стать нормальными людьми - чьи родители не радуются, когда их дети становятся террористами-смертниками; чья одержимость ненавистью к сионизму истощилась. Здесь нет лёгких путей.
Этот анализ предполагает для правительства США совершенно другой по сравнению с теперешним подход. В качестве негативной меры, палестинцев следует предупредить, что пособия будут поступать к ним только после того, как они подтвердят своё признание Израиля. До этого - никаких дипломатических контактов, никаких обсуждений окончательного статуса, никакого признания в качестве государства, и разумеется, никакой финансовой помощи и оружия.
В качестве позитивной меры администрация США должна сотрудничать с Израилем, арабскими странами и другими, чтобы побудить палестинцев признать государство Израиль, разъясняя им, что они потеряли. Это также означает возложение на Израиль обязанности не только защищать себя, но и предпринять шаги, демонстрирующие палестинцам всю безнадёжность их дела.
Это требует не эпизодической демонстрации силы (таких, как война 2008-09 против ХАМАС в секторе Газа), а непрерывных и систематических усилий для подавления агрессивной ментальности.
Победа Израиля также непосредственно поможет своему американскому союзнику, поскольку его враги - Хамас, Хизбалла, Сирия и Иран - также являются врагами и Америки. Более жесткая израильская тактика поможет Вашингтону и в менее важных делах.
Вашингтону следует рекомендовать Иерусалиму не участвовать в обмене пленными с террористическими группами, не позволять Хезболле перевооружаться в южном Ливане, или ФАТХу и ХАМАСу в секторе Газа, и не уходить в одностороннем порядке с Западного Берега (который немедленно был бы превращён в террористическую базу ХАМАСa и угрожал бы правящей Хашемитской династии в Иордании).
Дипломатия, нацеленная на прекращение арабо-израильского конфликта, преждевременна, пока палестинцы не откажутся от своего анти-сионизма. Как только этот счастливый момент наступит, переговоры можно будет возобновить и приступить к обсуждению по-новому Ословских вопросов - границы, ресурсы, вооружённые силы, святые места, право жительства. Но для этого потребуются годы или даже десятилетия. А тем временем, союзник должен победить.

Английский оригинал статьи: http://www.israelunitycoalition.org/news/article.php?id=4679

Перевод М.Кагановича

М-р Пайпс, директор Ближневосточного Форума (Middle East Forum), в течение двух лет преподавал в Военно-морском Колледже США (U.S. Naval War College).

22.10.2009

  • Другие статьи о терроре
  • Другие статьи о войны и мире

    Другие статьи Пайпса:
  • Предложите Газу Египту
  • Израильские реактивные самолеты против иранских ядерных сил?
  • Две Палестины; кто-нибудь против?
  • Размышления o том, как относиться к Египетско-Израильскому "мирному" договору
  • Палестино-израильская война: источники и возможные пути завершения
  • Читая мысли Шарона
  • Почему Европа вставляет палки в колеса
  • Опасность приходит изнутри
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria