Ольга Катков

Возвращение


Памяти Коби Менделя и Йосефа Ишрана, замученных арбским зверьём , посвящается.

Он устало прислонился к заросшему кустами бетонному блоку – осколку бывшего соседского дома. Вот и пришло время возвращения. Но как же быстро затянуло обломки домов и их жизни колючей травой и лианами. Вся наша Земля - камни и колючки, почему же мы так за неё цепляемся? Всего несколько лет назад здесь шумели дети, ухоженные садики и газоны окружали белые скромные домики. Пели птицы. Почему-то в поселениях было очень много птиц. И все они пытались петь. Даже воробьи.
  Здесь прошло его детство . Отсюда его выбросила армия по приказу правительства, превратив его семью , как и семьи других поселенцев в неустроенных беженцев.
Сады, цветники и газоны засохли. Дома разрушены. Они не были первыми, поэтому мусор никто даже не пытался убирать. Все уже знали, что арабы всё равно жить здесь не будут. А земля опять одичает.
Он здесь родился и почти вырос. Поэтому его и отправили вперёд, быть корректировщиком завтрашнего боя за его поселение. Он мог пройти здесь везде. Он ещё успел облазить все окрестные пещеры и склоны до того, как их заперли за забор из колючей проволоки, как зверей в зоопарке. Естественно," ради их безопасности" .
Да, это было после того как арабы замучили двух его друзей. Это чудо, что он не пошёл с ними тогда. На лаг ба Омер мальчишки всегда уходили делать костры в ущелье. До того как правительство развернуло кровавый "мирный процесс", никому даже в голову не могло прийти, что такое может произойти. Ущелье рядом с поселением считалось одним из самых красивых маршрутов Иудеи. Туристы ходили по нему всегда. И ночевали под звёздным небом неподалёку от древнего источника. На территориях слава Богу не бывало инспекторов заповедников, которые штрафуют по всему Израилю за ночёвку в чистом поле. (Пожалуйте в зоопарк, только в разрешённых и оборудованных клозетами и колючей проволокой местах!) Может быть именно с этого начался процесс кражи у народа Земли?
Но до того жуткого случая они жили иначе. Жили свободно и знали Землю вокруг, как, наверное, знают свои землю любые другие растущие на ней дети. Его тогда что-то задержало. Он уже не помнит ,что именно, от последующих часов надежды , ужаса и страшного шока, в его памяти не сохранились события того дня, ничего кроме трагедии , шока и боли. Даже сейчас ,после стольких лет , у него темнело в глазах при попытке вспомнить тот день и последующие 2 страшных дня надежды и ужаса , поисков и шока ,боли и гнева. Пропавших ребят искал весь ишув. Всю ночь и весь следующий день. Вместо праздничных костров – поиски с фонарями и факелами. Не спал никто.Несколько женщин остались со спящими малышами, а все остальные вышли на поиски. Каждая замученная группа , возвращаясь, старалась не встречаться взглядом с тёмными провалами глаз на окаменевших лицах двух матерей.
Детей нашли , когда подключились следопыты с собаками. Тела были забросаны камнями. То, что 2 дня назад было полными жизни мальчиками-подростками, принесли в поселение, тщательно накрыв, чтоб не увидели дети. Это уже потом , он узнает, что по заключению экспертов его двоих друзей убивали трое взрослых арабов МИНИМУМ ДВА часа. Потом он узнает, что мальчики пытались отчаянно сопротивляться. Потом он узнает, что один из троих убийц был сотрудником израильского ШАБАКа . Потом он узнает, что даже матери убитых не смогли отличить без помощи экспертов, кто из детей кто, настолько останки были изуродованы. А тогда он умудримся ввинтиться в потрясённую шоком толпу взрослых и приоткрыть одно из покрывал. То, что лежало на носилках, просто не могло быть одним из его друзей!

Он успел понять, как расположены главные силы врага в деревне, ещё засветло. Деревня, из которой когда-то пришли убийцы, обезлюдела. Впрочем, это тоже было обычным явлением. Под властью террористических банд жизни феллахам не было. Кто мог , бежал в деревни , ещё остающиеся под израильской властью , покупал фиктивный брак с израильской арабкой , или искал убежища у родни в Иордании. Зато бандиты вволю отводили душу в издевательствах над оставшимися ,самыми пассивными и безропотными жителями.
Незадолго до того, как их выбросили из родного дома, они с Эли взяли на заметку дома всех троих убийц. Не то,чтоб у них были чёткие планы, но часто ,слушая горячие споры взрослых, которые всё никак не могли придти к согласию даже по вопросам сопротивления депортации, они думали , что это всё очень неправильно. Неправильно, что стоят дома убийц, а семьи жертв зверства выбрасывают из дома. Неправильно , что о страшных событиях все стараются не вспоминать вслух. Неправильно, жить дальше, как будто ничего не случилось! Потому что , когда еврей молчит в ответ на преступление, то на него немедленно падает ещё более ужасное преступление. Как будто проверяя, до каких же пор ты будешь молчать?!!!
Им с Эли даже не надо было ничего обсуждать. Почему-то они оба были уверены, что если семьи убийц были бы выкинуты из соседней деревни, а убийц дома разрушены, то беда бы не накрывала теперь чёрным крылом всё поселение.
Он не заметил, как на Землю упала ночь. Красота ярких и крупных звёзд , которую невозможно было увидеть в лагере беженцев в затянутом смогом "низу", просто останавливала дыхание. Как он скучал по звёздному небу Иудейской пустыни все эти годы!
В деревне , похоже, не выставили никаких часовых. Про заросшие развалины они, видимо, не думают совсем. Желание пройти бывшими улицами родного поселения и увидеть, что осталось от его дома, настойчиво толкало его вперёд.
Он потихоньку тронулся. На снимках, показанных ему в штабе, были отчётливо видны куски зелени.
Так, что это за дерево? Кипарис и рядом что-то засохшее огромное, пекан? Но у Коэнов не рос кипарис рядом с пеканом…
Значит он ошибся? Вот и пройдёт везде с закрытыми глазами....В какой-же стороне был его дом? Впереди виднелся явно незнакомый ему участок с довольно большим количеством зелёных деревьев.
Так, сосна, кипарис, шелковица. Деревья торчали из обложенных камнями дырявых бочек. Так ведь это участок чудачки!
Чудачка появилась в поселении, когда процесс разрушения уже набирал обороты. "Умные" уезжали добровольно. Взрослые отчаянно спорили о границах сопротивления, заранее смиряясь с тем, что у сопротивления есть границы. Она приехала в поселение, когда часть домов уже стояла заколоченными и пустыми. Приехала, зная , что редким вновь прибывающим никаких компенсаций не положено.
Она приехала и начала сажать. Над ней смеялись. Ей втолковывали, что всё отберут и засушат. Как-то они с Эли задали ей тот же вопрос: "Зачем?"
- Знаете, ребята, -сказала она,
- Ведь всевышнему не нужны ни петиции, ни демонстрации. Это всё- игра.Игра , которую придумали мы, люди. Ему ведь просто надо, чтоб мы вошли в Землю. Вошли , не боясь живущих в ней великанов...
Непонятно? Вы же учили. Тогда, когда мы выходили из Египта....
Ну, как объяснить попроще... Вот, если бы Нахшон не пошёл в море, а стоял на берегу и организовывал бы евреев на демонстрацию за вход в Красное Море, что бы было? А что бы было, если бы стали ждать решения большинства, входить или не входить? Боролись бы за голоса , перекупали бы их? Или только бы сидели на берегу и молились, чтоб случилось чудо?
Не всем нам дано совершить чудо, но каждому стоит попытаться... просто войти в Землю, пустить в неё корни, но по-настоящему, не играя...
- А как это по-настоящему?- сразу спросил Эли. Он всегда был стремительнее меня.
-Хороший вопрос. Тебя ведь Эли зовут?
Если честно, не знаю. Но я очень пытаюсь догадаться.Можно попробовать вместе. Говорят, Всевышний всё время говорит с нами, только мы разучились слышать. Говорит шелестом листвы и шумом ветра, пением птиц и шумом волн. Говорит языком Торы.
А насчёт посадок. Вы же знаете. Эта Земля будет ждать нас и обязательно дождётся. Многие пытались укрепиться на ней, но никому не удалось. Земля будет ждать , и деревья будут ждать. Я постараюсь сделать всё , чтоб они успели укорениться в этой Земле, оживить её, и тогда она сама будет звать нас назад. А, может, и расставаться не придётся. Так мы тогда познакомились, и стали частыми гостями в её саду. Хотелось уйти от раздражённых споров взрослых и подавленных лиц. Мы даже не заметили, как она пристроила нас махать мотыгой, подбирать места для саженцев, обкладывать посадочные бочки камнями. Она утверждала, что эти каменные колодцы послужат потом минимальными сборниками росы и помогут деревьям выжить без полива. И ещё она каким-то образом убедила нас, что мы обязательно вернёмся.
И ведь правда, шелковица жива. И дальше тоже что-то живое и тёмное. Так, надо сориентироваться. Потерялся, как маленький.
В какой стороне от её участка был мой дом? Тёплые от дневного зноя камни манили присесть. Думать и вспоминать ведь можно и сидя....
Так представим, как тогда выглядела эта улица... Он закрыл глаза и попробовал вызвать в памяти картины детства. Играющие дети, белые стены, зелень, несколько пересекающихся улочек....
-Правда, забыл?
Раздавшийся над ухом смешок был таким знакомым и подходящим к всплывающим в мозгу картинам, что он не сразу открыл глаза.
- Ну же, Мойш, от моего дома налево, а мой прямо за углом!
Память услужливо проснувшись тут же кивнула, правильно.
Правильно???
Глаза распахнулись сами собой. Сразу захотелось потрясти головой, ущипнуть себя, проснуться. Но ... напротив сидел Коби, резко обернувшись он увидел сбоку Йоси.
- А ты как всегда опоздал! Араб бы уже давно тебя.... И как тебя только в армию взяли!
Они оба улыбались. И вопреки всему, сердце подскочило в груди в нелепой надежде.
- Нет. Мы просто ждём. Ждём тебя, ждём Эли .Понимаешь, мы очень не хотим , чтобы всё опять повторилось. Мы очень хотим тебе рассказать, попросить тебя, а потом мы уйдём.
-Нет ничего невозможного, есть в высшей степени маловероятное. – Вдруг подал голос Йоси.
-Мы можем и могли всё, но мы просто побоялись поверить в это и отступили. И этим своим страхом и предательством самих себя, мы позволили торжествовать злу, позволили увеличить в мире власть лжи и несправедливости. Несправедливость никогда не уходит сама. Её надо исправлять. И процесс этот бывает очень неприятным.
- У каждого человека и у каждого народа в мире своя работа. Одна из еврейских задач в этом мире сохранять справедливость. "Милосердный к жестокому, будет жесток к милосердному...", -написано в наших книгах.
- Значит ли это, что надо быть жестоким к жестокому?
- Нет. Но милосердным надо быть только к милосердному. А жестокий должен получить справедливое воздаяние. Иначе всё здание нашего мира кренится в сторону и падает. И это справедливое воздаяние можно и нужно принести не из мести, не с ожесточённым сердцем, а просто как тяжёлую и необходимую работу по исправлению уже совершённого зла.
- Скорее, как работу по предотвращению увеличения зла в мире.- снова вступил Йоси. Исправлять уже совершённое, точнее залечить раны, это и Ваша чудачка сможет. А вот предотвратить ... только вы .
- Ты ведь понимаешь о чём мы? Встань! Посмотри вокруг!
Ему показалось , что время просто повернулось вспять. Он стоял у калитки своего двора. Перед ним расстилалась родная улица. Компания друзей, детская площадка. На него снова обрушилась волна цветочных ароматов, пение птиц, беззаботные детские голоса. Он даже на какую-то минуту снова почувствовал себя ребёнком. Тем обычным счастливым ребёнком, которым навсегда перестал быть в тот день - день, когда он приподнял покрывало на носилках.
-А теперь, ещё раз вспомни, какая картина встретила тебя здесь вчера, - безжалостно вырвал его из прошлого голос Коби.
Завтра их деревня должна превратиться в тоже самое. ИМ не должно остаться места рядом с Вашим будущим. Иначе история повторится. И это ваш с Эли бой, бой за ваше и наше будущее. Потому что мы всегда будем рядом с вами.
- А я знаю, на ком ты женишься,- захихикал вдруг Йоси.
Эта рыжая, которая вечно пыталась соорудить рогатку и прострелить нам мяч. У неё так ни разу и не получилось…
Ты будешь ответственным за безопасность, представляешь, а Эли станет главой совета поселения.... Вот ,смех.
Передай, обязательно передай Эли, что мы вас очень любим, и что всё обязательно будет хорошо!
* * *
Наступал рассвет. В ветвях шелковицы зашевелились птицы. Самая смелая выдала первую рассветную трель.
Он уже не успевал повидать свой дом, но осторожно переполз к тому, что было домом Коби. Обзор оттуда был изумительный и Он вышел на связь.
Бой не затянулся надолго. Но основные силы врага открыто группировались в одном брошенном доме, что сильно облегчало задачу корректировщика.
К сожалению, этот дом не был домом одного из убийц, что ещё больше затрудняло его личную задачу. Боевую задачу его боя, его и Эли. Да и Эли ещё ничего не знал об их личной, отдельной боевой задаче.
  Он старательно корректировал бой так, чтоб разрушения в деревне были максимальными. С каждым удачным выстрелом его напряжение возрастало. Враги торопливо отступали. Не успею, холодея думал он. Если бой закончится , а деревня останется стоять- он не выполнил наказ друзей. Даже когда кто-то из своих промазал, и снаряд разорвался совсем рядом, и засвистели осколки, он не обратил внимания на боль от долетевших.
Они бегут ,а в деревне ещё целёхоньки как минимум 2 дома! Один из них –дом убийцы.
- Что у тебя там? – Раздался голос командира.
- Ответного огня больше нет. Бой закончен?
- Нет!
-Да. Я вижу. Они сбежали. Как всегда ничего не стоят, собачьи дети, как дело доходит до войны с мужчинами. Им бы только женщин и детей взрывать. Сейчас войдём в деревню и бой закончен.- повторил командир.
- Господи! Я не успел сказать ребятам, что мы не совсем армия. Армия развалилась вместе с государством. Мы отряды освобождения, построенные на основе добровольных отрядов по охране поселений и остатков былой армии. Армии нет, а старые штампы живы. Мы опять готовы не доводить дело до конца, мы опять готовы в каждую победу
Засевать семена поражения. Кто-то должен это прекратить, хотя труднее всего изменить самих себя.
Он быстро вытащил личный "мирс", и нажал кнопку, которую всегда мог нажать даже с закрытыми глазами, - связь с Эли.
- Быстро Эли. Прямая наводка, огонь по....
-Ты в порядке? Дан отбой. Бой закончен. Мы победили.
- Нет. Быстро, Эли! Огонь! Так надо!
-Но я же стою в стороне, сбоку, поближе к тебе. Траектория прямо над тобой. И снарядов у меня совсем мало. Я должен был идти к тебе, если понадобится, а не стрелять . Я сам попросил....
- Стреляй, Эли! Быстро! Стреляй! Это наше поселение и наш бой! Я видел Их, понимаешь! Так надо, иначе – нельзя! Тогда всё будет хорошо... Не бойся, Эли! Каждому из нас надо ещё родить как минимум 2х сыновей!
Огонь!
Он отключил "мирс" и перевернулся с трудом на спину, чтоб увидеть, как полетят над ним снаряды , выпущенные Эли.
И только теперь заметил многочисленные пятна крови на себе.
* * *
Он был уверен, что Эли не промахнётся, ведь друзья здесь, с ними. И это их общий бой за будущее родной земли и родного поселения. Он лежал на своей земле.
Интересно, где сейчас та рыжая девчонка, которая вечно таскалась за ними, подглядывала и задиралась? Господи! Да она же была сплошное ходячее несчастье! Вечно падала и расшибалась, и вечно лезла за ними в любую дырку! Шрамов на ней было больше, чем на них четверых вместе взятых! Избавиться от неё было абсолютно невозможно! Но уже тогда он замечал, какие красивые у неё глаза.... И жалко её было ужасно, когда она расшибалась в очередной раз на их скалистой земле, и сдерживалась из-за всех сил , чтоб не зареветь, глядя на него полными слёз зелёными глазищами. Их раскидало по разным лагерям беженцев. Как она интересно сейчас выглядит - невеста, напророченная ему друзьями?
Первым делом они с Эли позовут всех вернуться. И она ,наверное, вернётся. А если нет, он её обязательно найдёт.
Чудачка тоже обязательно вернётся.
Вернутся Коэны, вернутся Блюмы. Многие захотят вернуться, хоть и не все.
Бедный Эли! Ему придётся ехать в Канаду, за сестрой Коби.
А здесь столько дел!
Знакомые с детства фантастические очертания Иудейских гор создавали ощущения близости к вечности. Особая оглушающая тишина, которая ощущается так остро после боя, мягко смягчалась окружающими вершинами. В шелковице на соседнем участке снова робко завозилась птичка.
Очень скоро здесь снова зазвучат детские голоса, станет много птиц , будут цвести и плодоносить сады. И пока он жив , он никогда не допустит, чтобы соседями его детям были звери в облике человеческом! Никогда больше!
«И освободите эту землю, и поселитесь на ней... Если же не изгоните обитателей земли этой от себя, то будут те из них, кого вы оставите, колючками в глазах ваших и шипами в боках ваших, и враждебно теснить они будут вас на земле, на которой вы поселитесь. И будет, как думал Я поступить с ними, поступлю с вами» ( Бамидбар (Числа), 33:53, 55-56).

4.12.2006


  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria