Григорий Левковский

Уроки Жаботинского

Zeev Jabotinsky
Исполнилось 125 лет со дня рождения Владимира (Зеева) Жаботинского. Его юбилей нельзя рассматривать только как событие, напоминающее об известном лидере сионизма: люди, серьезно, основательно размышляющие о судьбе евреев, всегда сохраняют в своей памяти образ этого последовательнейшего борца за спасение своего народа от физического и духовного уничтожения. Юбилей Жаботинского скорее лишний поводом для обращения к его политическому наследию как к благотворному источнику мыслей и идей, позволяющих находить ответы на злободневные, тяжелые вопросы сегодняшнего бытия евреев. Интересны и некоторые взгляды Жаботинского по многолетнему арабо-еврейскому конфликту. Этот конфликт Жаботинский рассматривает как фазу многовековой кровавой череды событий, которыми насыщена история еврейского народа. Если выделить главные трагедии в этой череде событий, то решением конфликта будет такое решение, которое устраняет последствия трагедий.
На один народ - евреев - обрушились три трагедии: демографическая, территориальная и духовная.
Конечно, многие народы пережили процессы массовых людских потерь и крупномасштабных миграций, но то, что произошло с евреями, резко выделяется на этом фоне. Почти полное изгнание из Эрец Исраэль в I-II веках н. э., осуществленное Римской империей, жесточайшие преследования в последующие века и, наконец, Холокост, унесший около трети народа, - эти события вызвали такие негативные демографические процессы у евреев, что без сомнения могут быть названы национальной трагедией.
Разоренная страна подвергалась нашествиям соседних народов и в итоге в 7 веке н. э. была захвачена и заселена арабами. При этом Эрец Исраэль включалась в состав последовательно сменявших друг друга держав-правительниц. Последний властитель - Британская империя - в 1921 году разделила страну на две части: около 25 % территории составила Палестина и около 75 % - Трансиордания (впоследствии Иордания), причем евреям было запрещено проживание в последней. То, что было выделено ООН в качестве территории для восстанавливавшего свою независимость еврейского государства (около половины территории Палестины), ничем иным, как трагическим финалом борьбы евреев за свою землю, нельзя назвать. Несмотря на то что впоследствии, в результате войн с арабами, еврейское государство увеличило свои размеры, территориальная проблема осталась. Духовная трагедия связана с разрушением древнееврейской цивилизации и отрывом народа-изгнанника от культурно-исторических корней, оставшихся в Эрец Исраэль. В ряду духовных потрясений одно из тяжелейших - уничтожение национально-религиозного символа еврейского народа - Иерусалимского Храма. На Храмовой горе после захвата страны Арабским халифатом воздвигнуты две мечети.
В жизненной позиции Жаботинского можно выделить два принципа: принцип сохранения и принцип развития. Жаботинский был против начинаний "с нуля", но твердо выступал за опору на историческое наследие. Это проявление не просто "чистой принципиальности", но и практицизма: почему евреи должны начинать где-то все сначала, в то время как им по праву принадлежит свое на своей земле? Жаботинский писал: "С того момента, как возник "еврейский вопрос", он бессознательно и естественно поставлен в этой форме: найти способ для сохранения еврейской палестинской индивидуальности. Следовательно, сионизм, если ему предстоит дать окончательное решение "еврейского вопроса", должен дать его непременно в этой же форме: найти лучший способ для сохранения и развития еврейской палестинской индивидуальности, т. е. - переселить нас в Палестину". ("О территориализме", 1905 год) Опираясь на два принципа, Жаботинский подходит к решениям. В некоторых случаях он рассматривает демографические и территориальные вопросы совместно.
Рассмотрим некоторые характерные высказывания Жаботинского.
Решению демографической проблемы Жаботинский уделял первостепенное внимание, учитывая угрозу европейскому еврейству со стороны поднимавшего голову германского нацизма и необходимость роста численности ишува. Последнее Жаботинский считал непременным условием придания требуемого характера еврейско-арабским отношениям в Эрец Исраэль. Эти мысли в концентрированном виде высказаны им в следующих словах в речи на V конференции сионистов-ревизионистов в Вене (август 1932 года): "Страшная реальность вынуждает нас идти единственно верным путем - массовая организованная алия в Эрец Исраэль, в еврейское государство. Мы возвращаемся к "первородному" сионизму, к сионизму Герцля, который - не только движение за разрешение духовных проблем нации, но и спасение - физическое спасение миллионов людей, идея почти мессианская в простейшем понимании этого слова". Действительно, уже с древности еврейское государство располагалось по обоим берегам реки Иордан. Однако планам Жаботинского по возврату к этому положению не суждено было осуществиться. Сейчас плотность населения Израиля (в фактических границах) примерно в пять раз выше плотности населения Иордании.
Вообще Жаботинский был сторонником сотрудничества в регионе, но на надежной, безопасной основе. Он писал: "Мы живем в мире, населенном людьми, народами, и невозможно полностью абстрагироваться от окружающего мира. Точно так же, как и перед другими народами, перед нами стоит вопрос вопросов: способен ли ты противостоять нападению? Если нет - не о чем говорить!" ("И нет мира", "ха-Ярден", апрель 1936-го) В то же время, по мысли Жаботинского, возвращаясь в среду народов с восточной психологией, евреи должны в себе "разыскать элементы восточности, засоренные пылью Запада, но все еще живые, и заняться их культивированием" ("Восток", "Рассвет", сентябрь 1926 года).
Жаботинский считал, что поскольку арабы всегда будут жить в стране и вокруг нее, увековечение конфликта недопустимо. Выступая в Совете Эрец Исраэль в 1919 году, он заявил: "Я обеими руками за соглашение с арабами. Я согласен с тем, что им должна быть обеспечена автономия". Права, которые будут гарантированы арабам в стране с еврейским большинством, Жаботинский перечисляет в статье "Арабская проблема - без драматизации" (1940): полное гражданское равенство; равные права для иврита и арабского языка; национально-культурная автономия; экстерриториальность святых мест и свободный доступ к ним; равные права на владение земельными участками.
Жаботинский выступал за такое урегулирование, которое спасет сохранившиеся памятники древнееврейской цивилизации в Эрец Исраэль, позволит хоть в какой-то степени залечить раны духовной трагедии. Известна его активная позиция по осуждению попыток осквернения Западной стены Храма (Стены Плача). Жаботинский писал: "И я причислял себя к поборникам прогресса и думал, что любой завод мне дороже древних руин, - и ошибся. Ибо есть особая логика в жизни, тесно связывающая древние традиции с явлениями сегодняшнего дня и планами на будущее" ("Доар ха-йом", октябрь 1929 года) Жаботинский пришел к выводу, что "религиозная традиция представляет собой не только "историческую ценность", но и "живую и активную силу".
Каковы же реалии юбилейного года? Главная мечта Жаботинского - мечта о восстановлении независимого еврейского государства - осуществилась. Еврейское государство одержало победы во всех войнах. Однако народ не спешит возвращаться на историческую родину.

"Еврейский меридиан", 29.10.2005




  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria