Владимир (Зеэв) Ханин

Израиль: "новые" политические игроки и их оппоненты по итогам муниципальных выборов

Отличительной чертой состоявшиеся в Израиле 22 октября с.г. выборов в местные органы власти было то, что помимо традиционных для муниципальной политики повестки дня - состояние городской инфраструктуры, системы образования, культуры и окружающей среды, а также строительные проекты и взаимоотношения (увы, нередко коррупционные) их инициаторов с городскими и региональными властями и лидерами местных групп интересов, они имели и иное измерение. Выборы в муниципалитеты-2013 стали индикатором динамики, которую претерпела поддержка различных израильских партий - как коалиционных, так и оппозиционных с момента состоявшихся ровно за 8 месяцев до этого выборов в действующий Кнессет 19-го созыва.

В поисках "укоренения"

Наиболее актуальным этот аспект выборов был для "новых" или "ново-старых" игроков на израильской политической арене. То есть партий, либо возникших непосредственно накануне выборов в нынешний Кнессет, как например, ставшая их главным сюрпризом "Еш Атид" ("Есть будущее"), сходу завоевавшая 19 мандатов. Либо представивших избирателям свое радикально-обновленное политическое лицо, наиболее ярким примером чего был блок "Ха-Байт ха-Йехуди" ("Еврейский дом"), парламентское представительство которого в январе 2013 года увеличилось в 2,5 раза - с 5 до 12 мандатов. Понятно, что обе партии на этих выборах пытались максимально закрепить свой статус путем выстраивания и/или развития муниципального фундамента, без которого ни одна партия в Израиле не имеет долгосрочной перспективы.
На выборах в Кнессет "Еш атид" и "Еврейский дом" позиционировали себя как в первую очередь партии израильского среднего класса, но ориентировались на его разные сегменты. В первом случае - население благополучных светских кварталов прибрежных мегаполисов и "старых" поселков коммунально-кооперативного типа (ашкеназских кибуцах и мошавах). Во втором - жителей коллективных поселений Иудеи и Самарии, а также "экономически продвинутых" религиозных и смешанных городских районов по обе стороны "зеленой черты". Именно в таких населенных пунктах была заметна повышенная активность обеих партий.
Складывается ощущение, что организаторы кампании "Еш Атид" изначально, за немногими исключениями, сознательно ограничилась городами и поселками центра страны, где и сконцентрирован ее основной электорат - представители т.н. "Первого Израиля" (потомков восточноевропейских ашкеназов второй-четвертой волн алии 1904-1929 гг., образующие ядро израильского управленческих, академических, информационных и бизнес-элит). Соответственно, по сравнением с выборами в Кнессет, скромен оказался и результат: "Еш Атид" выдвинул свои списки на выборах лишь 44 муниципалитетов (городских и региональных советов), сумев завоевать места только в 32 из них. Правда, партия записала на свой счет победу на выборах мэров в четырех городах и поселках (во всех случаях населенных классическими представителями "первого Израиля"), включая престижный пригород Петах-Тиквы, поселок Ганей-Тиква, где победивший мэр был совместным кандидатом "ЕА" и Партии труда.
В отличие от них, муниципальная заявка блока "Еврейский Дом" была намного мощнее. "ЕД" выдвинул свои списки на выборах в 88 городских и региональных советов, и сумел увеличить корпус своих депутатов местных органов власти с 78 до 106. Среди прочего, в 34 городах представители блока смогли занять позиции, которые у входящих в него партий ранее не не было. Столь беспрецедентно широкий охват объясняется имеющимся у главы "ЕД" Нафтали Беннета пониманием, что игнорирование, ради интересов среднего класса, платформы "социального лобби" исторической партии МАФДАЛ (ядра блока "Еврейский дом") может со временем составить немалую проблему.
Это лобби, восходящее к "рабочему крылу" МАФДАЛ, движению "Поалей Мизрахи", последние полтора десятилетия все активнее настаивало на повышенном внимании национально-религиозного лагеря к нуждам традиционалистского населения городов периферии и мошавов "второго поколения". (Речь идет о сельскохозяйственных кооперативах, основанных в 50-60-х гг. ХХ века и заселенных репатриантами из стран Востока по квоте партии МАФДАЛ). И именно его активисты, уже вскоре после успешных для "ЕД" парламентских выборов, стали с тревогой говорить о падении поддержки партии в этом секторе. Его представители были раздражены как тем фактом, что сформулированное Беннетом "экономическое кредо" было адресовано совсем другим слоям. Так и "непропорциональными нападками" на ульта-религиозные, прежде всего, сефардские общины вследствие союза "ЕД" с "умеренно-антиклерикальной" партией "Еш Атид". Показательно, что излагая свое "политическое кредо" в первой, после выборов, речи в Кнессете, Нафтали Беннет посвятил большую ее часть теме гражданского равноправия и экономического либерализма, направив острие критики на "не несущих равное со всеми бремя налоговых и гражданских обязанностей" членов ультра-ортодоксальных общин и контролируемые ими религиозные советы.
Потому на муниципальных выборах этого года была очевидна попытка лидеров "ЕД" скомпенсировать этот крен массированным присутствием партии в этих периферийных городских и сельских районах. (Советники Беннета даже утверждали, что их босс был буквально "готов душу отдать" за победу в неблагополучных провинциальных районах, особенно в таких городах как Сдерот и Кирьят-Малахи). И уже на следующее утро после выборов Беннет поспешил заявить о том, что "сегодня "ЕД" стал партией социальной периферии… а места, обычно называемые "второй Израиль", для нас (партии "ЕД" - авт.) - на первом месте". Действительно, поддерживаемые этой партией, ранее не имевшей своих мэров, кандидаты на этот пост, возглавили классические города "периферии в центре страны" - Кирьят-Малахи (Лао Цохар), Лод (Яир Ревиво) и Сдерот (Алон Давиди).
Критики Беннета, однако, не преминули заметить, что эти успехи не следует переоценивать. Справедливости ради, следует заметить, что большая часть таких критических оценок кампании "ЕД" публиковали обозреватели газеты "Исраэль Хайом", считающаяся политическим рупором лагеря сторонников Премьер-Министра Биньямина Нетаньяху, у партии которого - Ликуд - "Еврейский дом" отвоевал как минимум половину из полученных им на выборах в Кнессет 19-го созыва 12 мандатов, и с которым продолжает борьбу за симпатии религиозных сионистов. (Впрочем, и сам "ЕД" пользовался хоть и не столь однозначной, но все же ощутимой поддержкой других общенациональных изданий - газет "Макор Ришон/Маарив" и, в меньшей степени, Jerusalem Post, в то время как в публикациях еще двух ведущих печатных СМИ и их интернет-изданий - "Едиот Ахронот"/Ynet и "Хаарец" наблюдался ощутимый крен в сторону, соответственно, "Еш Атид" и левых партий Авода и Мерец). Но и с учетом этого обстоятельства можно отчасти согласиться с тем, что перенос ресурсов "ЕД" на социальную и географическую периферию, возможно, и в самом деле затруднил ее деятельность и принес электоральные потери в городах, где находится историческая электоральная база этой партии, таких как Ришон ле-Цион, Ашдод и Шохам.
Кроме того, и в районах социальной и географической периферии ситуация, по мнению критиков стратегии Беннета, была не столь однозначна. Так, победивший в Сдероте Алон Давиди является весьма условным кандидатом от "ЕД" - коль скоро единственная связь между ним и блоком "Еврейский Дом" состоит в его принадлежности к религиозно-сионистской общине, причем, на выборах в Кнессет он работал как раз против Беннета, возглавляя штаб Ликуда, задачей которого было убедить "вязаные кипы" поддержать эту партию, а не "Еврейский дом". На муниципальных выборах Давиди также выступал совместным кандидатом "Бейт ха-Иегуди" и Ликуда, потому лояльность Давиди новому патрону может быть сомнительной. В других периферийных "городах развития", таких как Нетивот, Тверия и Тират-Хакармель, партия не получила ничего или почти ничего. В Тират-Хакармель, а также в Бейт-Шемеше, кандидатам партии также проиграли борьбу за пост мэров.

Бейт-шемешский казус

Правда, в Бейт-Шемеше ("Дом Солнца", на иврите), городе, основанном невдалеке от Иерусалима шесть десятилетий назад на месте упоминающегося в Библии древнеиудейского городка с тем же названием, ситуация имеет свои ньюансы. Этот изначально заселенный репатриантами из Северной Африки, но сегодня общинно и культурно-религиозно разноплановый город (включая значительную долю репатриантов из бывшего СССР, США и Канады, Франции и Эфиопии) был среди немногих, если не единственным в стране, где была попытка провести своего рода "муниципальные праймериз". Их целью было выставить единого кандидата от пока еще составляющих демографическое большинство, но политически и социокультурно расколотых горожан-"сионистов", то есть светских, традиционалистов и "вязаных кип" против действующего мэра Моше Абутбуля. Последний, представляющий ультраорелигиозное крыло "сефардской" партии ШАС, стал в 2008 году мэром благодаря поддержке ультраортодоксальных ашкеназских общин города и апатии светских избирателей.
В прошлую каденцию Бейт-Шемеш не раз попадал в заголовки СМИ благодаря активизации в нем самых экстремистских ортодоксальных течений, прославившихся требованиями разделения полов в автобусах и других общественных местах, словесным террором и притеснениями светских, религиозных сионистов и даже (а в некоторых случаях - в особенности) "слишком либерально настроенных", по мнению фундаменталистов, членов самих религиозно-ортодоксальных общин. Не говоря уже о том, что не относящиеся к радикальным ортодоксальным группам жители постоянно жаловались на ортодоксального мэра, который, по утверждениям его критиков, занимается удовлетворением потребностей только ортодоксальных жителей Бейт-Шемеша, за пренебрежение вопросами досуга, культуры и спорта.
Как результат муниципальные выборы в Бейт-Шемеше носили характер прямого политического столкновения по схеме "ультраортодоксы" (т.н. "харедим") против остальных". Впрочем, упомянутые муниципальные "праймериз" так и не состоялись, и объединения сионистского большинства вокруг одного лидера так и не получилось. Возможно, что дополнительным демобилизующим моментом стало решение Нафтали Беннета уже на продвинутой стадии муниципальной кампании заменить возглавлявшую список "ЕД" в городе директора одной из религиозно-модернистских школ города Ализу Блох, лидировавшую (если верить публикациям в местной прессе) некоторое время в опросах. Новым избранником лидера "ЕД" стал бывший директор Отдела алии Еврейского Агентства Эли Коэн, который, будучи совместно поддержанным партиями "Бейт ха-Иегуди" и "Еш Атид", а также Ликуд и НДИ, по мнению Беннета, имел больше шансов стать лидером "сионистского согласия". И напротив, как заметил живущий в городе депутат Кнессета от "ЕД" Дов Липман, притом, что за исключением экстремистов, в спокойном состоянии "большинство харедим ладит со светским населением, и наоборот, к выборам харедим подошли как к религиозной войне".
В итоге, победу вновь одержал кандидат от "харедим" Моше Абутбуль, который обошел своего соперника всего лишь на несколько сот голосов. Но именно в этот момент, когда игра, как казалось, уже была сыграна, светское население, немалая часть из которого довольно равнодушно взирала на перипетии избирательной кампании, неожиданно "проснулось". Тысячи людей вышли на демонстрации с требованием поведения в городе повторных выборов в свете зафиксированных многочисленных нарушений в ходе выборов и слухов о фальсификации, в пользу действующего мэра, их итогов. С тем же требованием к главе МВД (которое в Израиле выполняет функции "министерства по делам местных органов власти") Гидону Саару обратились и депутаты от партии "Еврейский дом".
Хотя на момент написания этой статьи полицейское расследование жалоб избирателей еще не было завершено, и официальные результаты выборов пока не объявлены, уже сейчас понятно, что при любом исходе это будет более, чем победа или поражение лично Эли Коэна или Моше Абутбуля. В не меньшей, если не большей степени история в Бейт-Шемеше является символом прямого жесткого противостояния национально-религиозного блока "Еврейский дом" и ультраортодоксального руководства партии ШАС, а точнее - политических идеологий и соответствующих стратегий лидеров этих партий, Нафтали Беннета и Арье Дери.
Причем для Дери, который чуть более года назад после 13-летнего перерыва вернулся к руководству партией ШАС, позитивный исход противостояния в Бейт-Шемеше является особенно критичным. Именно Дери, яркий и харизматичный политик, ближайший последователь и, де факто, политический преемник недавно скончавшегося духовного лидера партии ШАС раввина Овадии Йосефа, считается автором нынешней электоральной стратегии этой партии, целью которой было повторить достигнутый им перед вынужденным уходом из политики рекорд 13-летней давности - 17 мандатов. И именно под это обещание Дери сумел отодвинуть от руля партии своих наследников - бывших министров Эли Ишая и Ариэля Атиаса, электоральные успехи которых на выборах 2003, 2006 и 2009 гг. не превышали 11-12 мандатов. Первый раунд - выборы в Кнессет в январе 2013 года - закончился с весьма скромным результатом: ШАС получил 11 мандатов, ровно столько, сколько он имел в прошлую каденцию, что не могло не восприниматься как личный провал Арье Дери и существенно усилило позиции его конкурентов в партии. С точки зрения Арье Дери, однако, игра только начиналась: впереди были муниципальные выборы, и он был намерен отработать этот шанс на сто процентов. Тем более что грандиозная демонстрация, в которую в начале октября с.г. вылились похороны имевшего статус "выдающегося раввина поколения", духовного лидера партии ШАС Овадии Йосефа, на которые собрались от полумиллиона до 800,00 восточных евреев ("сефардов") казалось бы, подтвердили сохранение колективной идентичности сефардов-традиционалистов, готовых принять духовный авторитет ультраортодоксальных религиозных лидеров этой общины.
А это, в свою очередь, работало на политическую доктрину Дери, заявлявшего о возможности собрать по зонтиком ШАС подавляющее большинство сегодня политически расколотых между этой партией и Ликудом, НДИ и "ЕД"-Мафдалем этих самых "угнетенных сефардов", составляющих диспропорционально большую часть социально и экономически малоблагополучных общественных слоев, политическим символом которых полагает себя (и, в каком то смысле, действительно является) Арье Дери. Более того, пользуясь расколом внутри ашкеназской ультраортодоксии, Дери полагал возможным освоить и часть потенциала "разочарованных хасидов" и харедим-модернистов. Не случайно Арье Дери (кстати, сам получивший образование в ешивах литовского течения), который изо всех сил делал вид, что он не интересуется "внутренними разборками" между хасидскими династиями или среди "литваков", как в ходе выборов в Кнессет, так и после них вновь и вновь поднимал вопрос об отказе руководства некоторых харедимных ашкеназских школ принимать на учебу девочек из религиозных сефардских семей. Что обозреватели немедленно оценили как послание, направленное не только выходцам из стран Востока, но и новым харедим, дети которых часто также подвергаются дискриминации в тех же школах.
Как показали ставшие прямым "послесловием" выборов в Кнессет муниципальные выборы 22 октября 2013 года, эта политика принесла ограниченный успех: массированного прорыва на местных выборах списков ШАС фактически не произошло. В большинстве случаем связанные с партией списки остались "при своих", но кое-где тенденция была прямо противоположной.
Так, например, в городе Эльад, с которым было связано так много надежд на "освоение" ашкеназского электората, и который стал ареной столкновения сефардских и ашкеназских ультраортодоксальных элит, представленных, соответственно ШАС и боком "Еврейство Торы", Арье Дери и ШАС получили самый неприятный электоральный афронт. В этом городе, в большинстве своем населенным ультрарелигиоными евреями из Северной Африки и Ближнего Востока и их потомками, и на 30% - ашкеназами, и который с момента основания возглавлялся ШАС-овским мэром восточного происхождения, победа на этот раз осталась за местным филиалом "Еврейства Торы". За этот ультраортодоксальный ашкеназский список проголосовали более четверти местных сефардов, вопреки тому, что Дери, потеряв надежду на поддержку местных ашкеназов-ультарортодоксов, по данным израильских СМИ, "мобилизовал всю свою харизму и энергию, не гнушаясь и "этническим демоном" в пропаганде против евреев с восточноевропейскими корнями.
Именно поэтому Бейт-Шемеш был для Дери последним бастионом: потеря для ШАСа и этого города ознаменовала бы полный крах новой стратегии Дери, как и, не исключено, начало конца его политической карьеры, на фоне постепенного распада самой партии.

Вначале столица - далее везде?

Однако если при любом варианте окончательного исхода муниципальных выборов у Арь Дери, не имеющего (пока) видов на общенациональное лидерство, остается немалая свобода для маневра, для несомненно имеющих подобные амбиции лидеров, Яира Лапида ("Ешь Атид") и Нафтали Беннета ("Еврейский дом") при все их успехах в некоторых городах, выборы стали в каком то смысле, даже более тревожным сигналом. Главная неудача двух "братских" партий "угнетенного среднего класса", была в двух символически и стратегически актуальных для их электоральной-политических перспектив городах - соответственно, Иерусалиме и Тель-Авиве. Так, если в Иерусалиме за "ЕД" на выборах в Кнессет 19-го созыва голосовали 28,000 избирателей - больше, чем 20-тысячное религиозно-сионистское население этого города - на нынешних муниципальных выборах список этой партии сумел завоевать всего лишь несколько тысяч голосов, в силу чего его фракция в городском совете сократилась с трех до одного мандата. (Причина, по мнению обозревателей, была в общем падении поддержки политической линии Нафтали Беннета и его решении заменить возглавлявшего список "ЕД" популярного в прошлую каденцию вице-мэра и эффективного председателя финансовой комиссии Дэвида Хадари - союзника соперника Нафтали Беннета в партии, бывавшего депутата Кнессета Звулуна Орлева).
Отпавшие от "ЕД" два мандата пришлись на долю конкурентного списка религиозных сионистов - "Единый Иерусалим" Шмуэля Шакеди. Кроме того, часть "вязаных кип" поддержали светско-религиозный список "Иерусалимцы", во главе с Рахель Азария и "молодежный" популистский список "Пробуждение Иерусалима". В свою очередь, партия Яира Лапида в Тель-Авиве, где на выборах в Кнессет (22 января 2013) она получила почти 51,000 голосов (то есть, почти 2 из 19 завоеванных этой партией парламентских мандатов) на выборах в городской совет 22 октября с.г. ее поддержали менее 4,000 горожан. Тревожным сигналом для Лапида должно стать и то, что несмотря на поражение кандидата от партии МЕРЕЦ Ницан Горовиц в соперничестве за пост мэра Тель-Авива с Роном Хульдаи, эта партия удвоила свое представительство в городском совете став там самой сильной фракцией. Что вполне совпадает с данными опросов, фиксирующих отлив избирателей "ЕА" именно к этой леворадикальной партии (а не к бывшей "домашней партии" многих из них, партии Авода, которая потерпела поражение и в Тель-Авиве, не сумев провести в городской совет ни одного депутата).
Подобные сдвиги в настроениях "привлеченных подвижных голосов" избирателей, из которых на 50-60% состоит электоральная база блока "ЕТ" и едва ли не на 100% - партии "Есть будущее" ставят большой вопрос на перспективах этих политических проектов, особенно в случае, если следующие выборы в Кнессет состоятся досрочно, не оставив времени их лидерам, министру финансов Яиру Лапиду и министру экономики и торговли Нафтали беннету, подкоректировать стратегию и поправить дело.

"Форум", 2.11.2013

Д-р Владимир (Зеэв) Ханин - профессор университета Ариэль в Самарии, политический комментатор радио «Голос Израиля» и телеканала "Израиль плюс". Занимает должность главного ученого министерства абсорбции.


  • Другие статьи Зеева Ханина
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria