Владимир (Зеэв) Ханин

К визиту кандидата на пост президента США Митта Ромни в Израиль

28 и 29 июля с. г. с визитом в Израиле находился республиканский кандидат на пост президента США, губернатор Митт Ромни. В программе его визита была встреча с премьер-министром Биньямином Нетаньяху, министром обороны Эхудом Бараком, президентом Шимоном Пересом, главой оппозиции Шаулем Мофазом.

Заявленные позиции и реакции партнеров

Две ранее запланированные встречи, с бывшей главой парламентской оппозиции, лидером Аводы Шели Яхимович и главой Палестинской национальной администрации Махмудом Аббасом (Абу-Мазеном) так и не состоялась. И если аннулирование первой встречи по формальным причинам (с выходом из коалиции партии Кадима, в 3,5 раза превышающей Аводу по числу мандатов, лидер последней перестала быть главой оппозиции), Яхимович и ее соратники восприняли очень болезненно, то смысла встречи с главой ПНА не видели уже обе стороны.
Все стало ясно уже в ходе и после встречи Митта Ромни с премьер-министром ПНА Саламом Файадом, на которой, согласно сообщениям СМИ, "обсуждал с ним мирный процесс и экономические проблемы Палестины". Через несколько часов после этого контакта, Ромни публично заявил, что Иерусалим – это единая и неделимая столица Израиля. А также в ряде официальных и приватных бесед (которые тоже стали достоянием гласности) высказался в том смысле, что арабам-палестинцам, если они заинтересованы в мире, следует отказаться от иррационально завышенных требований к Израилю и "предварительных условий" возобновления переговоров. Наконец, кандидат республиканцев заявил, что хорошее состояние израильской экономики есть результат культурного превосходства жителей Израиля перед арабами-палестинцами. Намек слишком прозрачный, чтобы не понять, на чьей стороне находятся симпатии Митта Ромни в давнем споре. А именно, является ли присутствие Израиля на Западном берегу р. Иордан причиной социально-экономических проблем палестинских арабов (98% которых уже почти 20 лет находятся под полным административным и гражданским контролем своего руководства), или наоборот, фактором решения этих проблем.
Несложно понять, почему Абу-Мазен, имея перспективу выслушать все эти соображения кандидата от Республиканской партии на пост американского президента, и тем самым записать себе в актив очередное дипломатическое поражение, не стал настаивать на визите Ромни в Рамаллу, куда послелдий, надо сказать, не очень и рвался. В итоге, официальные представители ПНА ограничились обшей декларацией в духе того, что "игнорирование их позиции по вопросу принадлежности Иерусалима подрывает весь переговорный процесс по мирному урегулированию арабо-израильского конфликта", главный переговорщик из ПА Саиб Арикат объявил Ромни "сторонником оккупации и агрессии".
Что касается израильтян, то их реакции были также вполне предсказуемы. Как известно, большинство израильского общества уже давно пребывает в уверенности, что т.н. "норвежский процесс", предполагавший урегулирование конфликта между евреями и арабами в Западной Эрец-Исраэль/Палестине по модели "мир в обмен на территории", как минимум, не оправдал возложенных на него ожиданий. И потому среднестатистическому израильтянину сегодня намного ближе позиции республиканцев, чем ультралиберального крыла демократической партии. Поэтому те идеи, которые высказал Митт Ромни, вызвали бурные аплодисменты в правой части израильского политического спектра, спокойное удовлетворение в центре и недовольство в левом лагере, взгляды которого сегодня разделяет не более 15-25 процентов населения.

В борьбе за "еврейские голоса"?

Все это достаточно понятно, и сюжеты, которые обсуждают комментаторы, освещающие визит Ромни в Израиль, по сути, сводятся к попыткам ответить всего на два, но кардинальных вопроса. Во-первых, какие цели преследовал кандидат-республиканец, произнося то, что он произнес в ходе посещения Иерусалима, и во-вторых, что в его высказываниях следует отнести на счет необязывающей предвыборной риторики, а что отражает его стратегическое видение, и соответственно, станет частью внешнеполитической платформы Белого дома, в случае победы Ромни на выборах.
Наиболее простое, из приводимых авторами многочисленных репортажей, объяснений столь решительной произраильской позиции американского гостя, является его желание "повысить свою популярность среди еврейских избирателей США". В каком-то смысле это действительно так, ибо американские евреи в большинстве своем традиционно отдают свои голоса демократам, как на выборах в Конгресс США, так и президентских выборах. Нельзя сказать, что на сегодняшний день ситуация сильно изменилась. Согласно опросам, проведенным американским институтом общественного мнения Гэллапа, большинство американских евреев по-прежнему поддерживают Обаму (речь в данном случае идет о "коренных" англо-саксонских евреях, ибо в среде русскоязычных евреев США ситуация ровно противоположная). При этом тот же опрос зафиксировал все же 14%-ное падение поддержки кандидата от демократов по сравнению с уровнем голосования за него четыре года назад, и пропорциональный рост поддержки кандидата-республиканца. Насколько этот момент является существенным?
Очевидно, что на первый взгляд, сами по себе 2% избирателей – а именно такова доля еврейского голоса в электорате США – "погоды не делают". Однако не следует забывать, что в ряде штатов доля избирателей еврейского происхождения существенно выше, в том числе в таких ключевых штатах как Флорида, Висконсин и Массачусетс, и некоторых других. При принятой в США двухступенчатой избирательной системе (президента там, как известно, формально выбирают не непосредственно граждане, а выборщики от каждого штата, которым избиратели, отдав большинство голосов за того или иного кандидата, выдают своего рода "императивный мандат" на его поддержку), это может означать успех или неудачу любого из соискателей Белого дома. И именно в таких ключевых штатах, в случае примерного баланса сил между кандидатами, еврейский голос может определить победу одного из них. Именно это, например, случилось во Флориде в 2000 году, где буквально несколько сот голосов принесли победу республиканцу Дж. Бушу над кандидатом от Демократической партии Элом Гором в штате – и, как следствие, во всей стране.
Естественно, что некоторый сдвиг в настроениях еврейской общины США – это для Ромни "хорошая новость", и у него есть прямой смысл сделать все, чтобы усилить эту тенденцию. Не менее, а может быть и более важную роль играет и то обстоятельство, что американские евреи непропорционально широко представлены не только среди избирателей в отдельных штатах, но и среди доноров избирательных кампаний кандидатов. Крупные бизнесмены еврейского происхождения, как правило, чаще предпочитают жертвовать средства избирательным штабам демократов, но их, особенно в последнее время, появилось немало и среди спонсоров избирательной кампании Ромни. Именно в свете важности этого процесса его штаб провел, впервые в истории, фандрейзинговую акцию в Иерусалиме, в котой приняли участие полсотни местных и иностранных доноров, часть из которых специально прибыли в Израиль на это мероприятие. И, разумеется, политический резонанс от этой встречи был существенно значительнее, чем сумма в 1 млн долларов, собранная в ходе мероприятия в Иерусалиме (еще два миллиона долларов Митт Ромни собрал за два дня до этого во время аналогичной акции в Лондоне).

Основной вопрос

Однако, главным объектом усилий, предпринятых Ромни в ходе визита в Иерусалим, были все же не еврейские голоса, и даже не еврейские деньги. Первым его интересом является завоевание симпатий структурообразующего ядра американского общества – умеренно-консервативных протестантов, симпатии которых исторически связаны с республиканцами, и политический раскол которых в 2008 году обеспечил победу на президентских выборах нынешнего хозяина Белого дома Барака Хуссейна Обамы.
А их настроения вполне очевидны: упомянутый опрос Гэллапа показал, что если среди сторонников демократов только 25% симпатизируют Нетаньяху, а 31% к нему без особой симпатии, то в кругах, близких по взглядам к республиканцам, картина прямо противоположная. О своем позитивном отношении к Нетаньяху заявили более половины представителей этой категории избирателей (рост почти в полтора раза по сравнению с 1999 годом, когда Нетаньяху заканчивал свою первую каденцию в качестве главы правительства Израиля) и только 16% из них относятся к нему иначе.
Так что дело далеко не только в том, что между Нетаньяху и Обамой были непростые личные отношения на протяжении всех последних четырех лет, а Митт Ромни и Нетаньяху вместе учились, хорошо знакомы, и считаются не просто приятелями, а друзьями. А еще и в том, что израильский премьер является знаковой фигурой для абсолютного большинства потенциальных избирателей Ромни – как, надо сказать, и для большинства американцев в целом. Соответственно, существенная часть культурно-идеологического и социально-экономического ядра этого общества, верящего в то, что возрождение Израиля стало исполнением библейских пророчеств, и составляющих массовую базу влиятельного христианского произраильского лобби в США, была крайне разочарована попытками администрации Обамы заставить еврейское государство "оплатить" своими интересами новое прочтение американских интересов на Ближнем Востоке. Не случайно, что согласно опросу, проведенного не так давно влиятельной американской газетой Wall Street Journal, 60% американцев считают сегодняшний внешнеполитический курс США ошибочным, и только 32% считают его верным.
Соответственно, зарубежное турне Митта Ромни, включавшее, кроме Израиля, также посещение Великобритании и Польши, но пиком которого, был, несомненно, визит в Иерусалим, должно было не только продемонстрировать наличие у него сформулированной внешнеполитической повестки дня (в отсутствии которой его постоянно укоряли оппоненты). Но и, едва ли не в первую очередь, показать будущим избирателям, что он станет лучшим союзником для Израиля, чем действующий президент Барак Обама. Соответственно, накануне в ходе визита в Израиль Ромни не поскупился на "обязывающие декларации" в отношении еврейского государства.
Часть из них касались вышеотмеченной линии, заявленной Ромни в отношении "мирного" (ныне стыдливо именуемого "политическим") процесса между Израилем и ПНА. Интересно, что большую поддержку Ромни в этом смысле оказал бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани, который все еще является не просто популярной, но в некотором смысле, даже легендарной фигурой для многих американцев. Накануне визита Ромни в Израиль Джулиани публично заявил, что, по его мнению, "Президент Обама совершает большую ошибку, склоняя Израиль отойти к т.н. "границам 1967 года", которые, по мнению бывшего мэра и соперника Ромни на праймериз, "будет почти невозможно защитить".
Не менее жесткими были декларации Ромни, в отношении наиболее критичного сегодня для израильской внешней политики иранского трека. Выступая после встречи с Нетаньяху перед журналистами, Митт Ромни заявил, что "он относится к взглядам премьер-министра на ядерную угрозу Ирана со всей серьезностью". В этом контексте Ромни несколько раз заявил, что США не готовы допустить появления у Ирана ядерного оружия потому, что в этом состоит интерес прежде всего самих США, а только потом интерес их "самого верного союзника с общими угрозами и ценностями". И если "Обама задержится в Белом доме еще на один срок", Иран, по мнению республиканского кандидата, "неизбежно превратится в ядерную державу, со всеми последствиями и угрозой для Америки и мира". Правда, сам Ромни отказался назвать конкретные меры, которые он, став президентом, готов предпринять в этом случае. Но его советник по вопросам внешней политики и безопасности Дэна Сенора вполне откровенно заявил, что "если для того, чтобы воспрепятствовать Ирану в приобретении ядерного оружия Израилю придется применить силу", его босс "с уважением отнесется к этому решению".
Наконец, давая интервью журналистам израильской газеты "Исраэль ха-йом" накануне прибытия в Иерусалим, Ромни прямо пообещал, что в случае его избрания, он будет "строго соблюдать дискретность закрытых диалогов имеющих целью решать проблемы, а не обмениваться взаимными обвинениями" (как это неоднократно имело место в нынешнюю каденцию). Не говоря уже о том, что Израиль, по мнению Митта Ромни, "заслуживает лучшего отношения, чем то, которое получил от [нынешней] администрации Белого дома", поскольку израильтяне, будучи настоящими друзьями и союзниками американцев, и разделяя с ними общие ценности, "не заслужили публичной порки с трибуны ООН которой вас удостоил президент Обама под бурные аплодисменты враждебных государств". И пообещал, что он, став президентом США "ничего подобного не допустит".
Не удивительно, что в Белом Доме весьма нервно прореагировали на высказывания соперника Обамы, потребовав от Ромни объяснений его деклараций, которые, по словам представителей президента США, "противоречат официальной позиции американского руководства" и "осложняют его деятельность на международной арене". Одновременно, явно с целью "купирования" впечатления от поездки кандидата-республиканца, Барак Обама практически в прямом эфире ведущих телекомпаний США, подписал декрет, скрепляющий решение Конгресса США об укреплении американо-израильского военного сотрудничества, включающее, среди прочего, выделение Израилю дополнительных 70 млн долларов на финансирование системы ПРО "Железный купол". Кроме того, по пока официально неподтвержденным сведениям, президент США Барако Обама намерен встретиться с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху в сентябре с.г. в кулуарах Генеральной Ассамблеи ООН, и на этой встрече в очередной раз объявить о своей поддержке еврейского государства.

Заключение: так что же Ромни такого особенного сказал?

Таким образом, по мере приближения к президентским выборам, израильская тема занимает все большее место в пропаганде обоих соискателей Овального кабинета, и нисколько не удивительно, что Ромни в борьбе против действующего президента, намерен использовать этот ресурс до конца.
Сложно пока сказать, как много из всего им заявленного действительно станет частью внешнеполитической платформы республиканской администрации в случае его победы на президентских выборах в ноябре с. г., и насколько радикально эта платформа будет отличаться от политики демократов. Однако, несомненно, что Обама и Ромни представляют два принципиально разных идеологических понимания того, как должны строиться отношения между США и Израилем. С точки зрения Обамы Израиль – важный союзник США, но просто одна из фигур "на шахматной доске большой мировой политики". В свою очередь Ромни представляет ту часть американских избирателей, которые разделяют классический американский протестантский подход.
С точки зрения последнего, Израиль – это некая абсолютная ценность, и даже более того – олицетворение того набора ценностей, которые лежат в основе американской цивилизации. Это и демократия, и американское понимание прав человека, и ценности протестантской христианской культуры, которые касаются исторической миссии еврейского народа и божественной сущности возрождения еврейского государства на еврейской земле. В этом смысле заявление Ромни о том, что "многолетние отношения между нашими государствами (т.е., Израилем и США-авт.) основываются не только на общих интересах, но и на общих ценностях", является не просто красивым предвыборным лозунгом. Так что подход Ромни является существенно более идеологическим, чем "прагматический" подход Обамы, Иными словами, Ромни не гарантирует, что между израильтянами и американцами не будет разногласий, возможно даже больших, чем могли позволить себе "прагматики" из команды Обамы, но утверждает, что эти разногласия, не выйдут за рамки "семейного спора".
Что же касается самого Израиля, то правящая в стране коалиция, разумеется, не видит себя стороной в политической борьбе за пост президента США. И потому члены израильского руководства воздерживаются от каких бы то ни было однозначных заявлений в пользу того или иного кандидата. Но нет никакого сомнения, что нынешним лидерам израильских партий, которые входят в правящую коалицию, куда ближе позиция Ромни, чем позиция ныне действующего президента и кандидата на следующий срок от Демократической партии Барака Обамы.
При этом, не следует забывать, что курс на стратегическое партнерство между США и Израилем, как правило, не зависит от того, кто конкретно сидит в Белом доме. По сути дела, Митт Ромни заявил то, что многие в Вашингтоне думают про себя, но не решаются произнести вслух, а именно – что концепция "перезагрузки американо-арабских отношений", с учетом кардинальных уступок арабам со стороны Израиля, провалилась еще два года назад. Что ситуация возвращается к изначальным пунктам декларации, подписанной Шароном и Бушем еще в 2005 году: единый Иерусалим – столица Израиля; демографические изменения, которые произошли в Западной Палестине/Эрец Исраэль, то есть на территории между рекой Иордан и Средиземным морем, столь масштабны, что вернуться к состоянию 4 июня 1967 года невозможно. И что израильтяне и арабы-палестинцы должны договариваться между собой без бесконечного выдвижения предварительных условий. И если стороны готовы принять подобный подход, тогда американцы являются посредниками, а если нет – ищите других. Вот, собственно, и все, что сказал в Иерусалиме – или же имел в виду Митт Ромни.
Самое забавное в этой истории то, что под этим сегодня, судя по всему, готовы подписаться и Барак Обама, и Хиллари Клинтон, просто они не могут этого сказать вслух. И потому есть очень мало шансов на то, что в случае повторного прихода в Белый дом они смогут или захотят радикально изменить свою прежнюю линию. Вопрос, способен ли на это Митт Ромни?

«ИБВ», 17.08.2012

Д-р Владимир (Зеэв) Ханин - сотрудник отделения политологии Университета Бар-Илан, политический комментатор радио «Голос Израиля» и телеканала "Израиль плюс". Занимает должность главного ученого министерства абсорбции.


  • Другие статьи Зеева Ханина
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria