Владимир (Зеэв) Ханин

Что делать с Газой: дубль три

Недавнее обострение конфликта вокруг сектора Газы нарушило неформальное перемирие между Израилем и контролирующей сектор палестинским движением радикальных исламистов ХАМАС. Это "затишье", которое базирующиеся в Газе террористические организации предпочитали, с теми или иными нарушениями, соблюдать последние два с половиной года, стало итогом проведённых ЦАХАЛом (Армией обороны Израиля) двух антитеррористических операций. Первой, носившей более ограниченный характер, была операция "Летние дожди" в июне-ноябре 2006 г., второй, намного более масштабной, был проведенная в декабре 2008 - январе 2009 годов операция "Литой свинец".
Новый виток вооруженного противостояния в очередной раз поставил перед военным и политическим руководством Израиля сакраментальный вопрос о том, "что же делать с Газой". Точнее, что следует делать с криминально-террористическим анклавом, возникшим в Газе благодаря предпринятому в августе 2005 года тогдашним премьер-министром Израиля Ариэлем Шароном одностороннему выводу из сектора еврейских поселений и устроенного ХАМАСом год спустя военного переворота.

Теракт и возмездие

События развивались следующим образом. В четверг, 18 августа 2011 года в районе израильского курортного города Эйлат произошла серия терактов, ответственность за которые взяло на себя военное крыло базирующейся в секторе Газа палестинской террористической организации "Комитеты народного сопротивления". (Речь идет о сравнительно небольшой группировке - около тысячи человек - отколовшейся от ФАТХа/ООП после подписания ее лидерами с Израилем "соглашений Осло").
Террористы проникли из сектора через подземные туннели на Синайский полуостров, а оттуда на юг Израиля через слабо защищенную границу с Египтом. Они обстреляли два пассажирских автобуса, а выехавший на место обстрела армейский джип подорвался на заложенном фугасе. Восемь израильтян погибли, десятки получили ранения. Семеро из двенадцати террористов были уничтожены израильскими спецслужбами на месте, остальные - ударом с воздуха на египетской стороне, где они пытались скрыться после теракта. (Как минимум, трое боевиков оказались египетскими гражданами, один из которых был осужден в Египте, но, как и многие другие египетские исламисты, в дни беспорядков бежал из тюрьмы в сектор Газы). Что касается пославших их на "дело" членов верхушки КНС (которые, кроме всего прочего, были причастны к похищению Гилада Шалита летом 2006 года), то они были ликвидированы в секторе Газы израильской авиацией в течение следующих нескольких часов.
В ответ боевики этой и других действующих в Газе террористических группировок в течение последующих трех дней проводили интенсивный обстрел городов и поселков израильского юга, включая Беэр-Шеву, Ашкелон и Ашдод, выпустив в общей сложности более ста мин, "градов" и ракет "Кассам". Основная масса этих снарядов упали на открытой местности, не причинив особого вреда (некоторые ракеты упали в самом секторе Газы, еще несколько разорвались на территории Египта). Большинство же тех, которые достигли обозначенной палестинскими террористами цели - жилые кварталы городов северного и западного Негева, были перехвачены новой израильской системой ПРО "Железный купол", позволившей минимизировать потери среди гражданского населения Израиля, и доказавшей, таким образом, свою сравнительно высокую эффективность. По данным пресс-службы ЦАХАЛа, батареи "Железного купола" обеспечили перехват 90 процентов 122-миллиметровых ракет системы "Град" и ракет "касам" в районе прикрытия. В общей сложности за все время применения комплекса им были перехвачены 20 ракет, которые, с большой долей вероятности, должны были упасть в населенных районах.
Со своей стороны, ВВС ЦАХАЛа провели ряд успешных операций возмездия, уничтожив с воздуха большинство звеньев ракетчиков до, во время, или непосредственно после запусков ими "Касамов" и "градов". Кроме того, был "распечатан" первый "банк целей", включающий места концентрации и штабы оперативных группировок боевых подразделений террористов, их тренировочные базы, склады и мастерские вооружений, а также некоторые из туннелей, по которым из Синайского полуострова в Газу осуществляется контрабанда оружия. Тем не менее, вопреки ожиданиям немалой части израильтян и настояниям ряда политиков и военных, повторения масштабной наземной операции по модели "Литого свинца" не произошло. Ночное заседание военно-политического кабинета 22-23 августа завершилось решением правительства Израиля "воздержаться от любых действий, которые могут привести к эскалации насилия на юге страны".
Собственно, перемирия вновь запросил ХАМАС, руководство которого вполне отдавали себе отчет в точности картины, которую уже в конце второго дня военных действий нарисовал министр обороны Израиля Эхуд Барак. По его словам, к тому моменту лидеры боевиков КНС и выразивших с ними "солидарность делом" других террористических группировок "уже находились либо в земле, либо под землей". (То есть, они либо уничтожены, либо спрятались в глубоких бункерах и, по словам журналистов, "недоступны для комментариев"). Потому глава ХАМАСа в Газе Ибрагим Хания и члены его правительства, наполняя эфир многослойными цветистыми угрозами в адрес "сионистского врага", принялись энергично упрашивать Каир, ЛАГ, Анкару, и вообще всех, кто готов был их слушать, немедленно вмешаться и остановить израильские атаки.
Показательно, что среди адресатов этих обращений на этот раз не было не только американцев и большинства европейцев, но и россиян. Последние, насколько можно судить, были явно раздражены тем, как окопавшиеся в Газе исламисты почти не задумываясь проигнорировали обязательства, взятые ими на себя в ходе организованной российским МИДом подмосковной "примирительной" встречи палестинских организаций (включая ФАТХ и ХАМАС), полностью ликвидировав тем самым одно из немногих самостоятельных достижений российской дипломатии на палестинском поле. Не случайно, спецпредставитель президента России в Африке и на Ближнем Востоке сенатор Михаил Маргелов, жестко осудивший в интервью ИА ИТАР-ТАСС "подлый теракт" под Эйлатом, не нашел иных определений для ХАМАСа кроме как "политическое убожество", действия которого лишают его прав считать себя политическим движением.
В конечном итоге, очередные "неформальные договоренности" были достигнуты с помощью Египта, временное военное руководство которого было более других заинтересовано в разрядке напряженности на границе Синайского полуострова, Израиля и Газы. Уже 22 августа пресс-секретарь ХАМАСа Тахер Нуну сообщил о "неформальном перемирии" с Израилем, к которому, якобы присоединились и ряд других действующих в секторе террористических группировок. В свою очередь представители Израиля подчеркнули, что правительство страны "не вело ни прямых, ни через египетское посредничество, переговоров с ХАМАСом по поводу прекращения огня, и палестинские террористы решили прекратить огонь в одностороннем порядке". При этом ЦАХАЛ готов, в случае если "заявления террористов о прекращения обстрелов из Газы будут подкреплены действиями", также завершить на этом "точечные ликвидации" и иные акции возмездия.

Израиль и Газа: сначала тактика, стратегия - потом?

В Израиле данный шаг военно-политического руководства страны вызвал немалое общественное недовольство, особенно среди жителей пострадавшего от обстрелов из Газы израильского юга, и упреки со стороны оппозиции, причем не только правой, но и левой. С резкой критикой решения премьер-Министра Биньямина Нетаньяху и министра обороны Эхуда Барака выступила Ципи Ливни, глава ведущей оппозиционной партии Кадима, обычно позиционирующей себя левее правящего правоцентристского Ликуда. А член той же партии и председатель комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне, Шауль Мофаз обвинил правительство в "неоправданной умеренности" и потребовал от него физической ликвидации лидеров ХАМАСа (чего, кстати, по данным опроса института "Панельс" для телеканала Кнессета, желали и 86% израильтян), с тем, чтобы положить конец власти этой террористической группировки в секторе Газы.
Впрочем, поскольку тот же Мофаз еще несколько недель назад критиковал Нетаньяху за "неспособность взглянуть в лицо реальности", требующей, по мнению парламентария, прямых переговоров Израиля с правительством ХАМАСа в Газе, его нынешняя сентенция не произвела особого впечатления. Намного большее воздействие сыграло то обстоятельство, что объявленное ХАМАСом прекращение огня было сорвано в тот же вечер боевиками из "Исламского джихада" и Народного фронта освобождения Палестины. В течение ночи ЦАХАЛ воздерживался от ответных действий, но поскольку на территорию Израиля продолжали падать снаряды из сектора, с рассветом 23 августа возобновил точечные ликвидации звеньев ракетчиков и полевых командиров палестинских боевиков, вновь "подвигнув" лидеров ХАМАСа срочно обратиться к посредникам с целью возобновления режима прекращения огня.
Очевидно, что на этом этапе и израильская сторона заинтересована пойти навстречу попыткам ХАМАСа в минимизации конфликта и восстановлении "неформального перемирия". Однако вывод не снимает действительно кардинальный вопрос том, какими же стратегическими и тактическими соображениями руководствуется команда Нетаньяху, выстраивая линию правительства в отношении "Хамастана" в Газе, как в оперативном плане, так и в более долгосрочной перспективе.
На сегодняшний день, в израильской прессе циркулируют несколько версий, объясняющих выбор военно-политического руководства страны. Согласно первому мнению, израильское правительство сейчас в наибольшей степени озабочено стабильностью нынешнего "революционного" режима в Египте, в случае падения которого сохранение Кемп-Дэвидского мирного договора между двумя странами может оказаться под угрозой. А это может случиться тем скорее, чем явственнее станет факт почти полной потери Каиром контроля над Синайским полуостровом вообще, и его границей с Израилем и Газой, в частности. С момента падения режима Хосни Мубарака и прихода в Египте к власти "временного революционного правительства", Синай фактически перешел под контроль кочующих там бедуинских племен, действия которых уже становятся явной угрозой базовым стратегическим интересам Египта. Так, уголовно-террористические банды (сложно сказать, какой из мотивов там доминировал) уже пятикратно взрывали трубопроводы, обеспечивающих экспорт египетского газа в Израиль, Иорданию и Сирию, являющийся вторым по значению - после туризма, существенная часть которого тоже связана с курортами Синая - источником внешних доходов страны. На полуострове с беспрецедентной скоростью развивается сеть нелегальной транспортировки оружия (немало которого идет через также почти неконтролируемую египтянами западную границу из Ливии), а также людей, наркотиков, и массы других видов контрабандной продукции.
Излишне упоминать, что адресом едва ли не львиной доли этих вооружений и иной контрабанды является сектор Газы. За время, прошедшее после событий на площади Тахрир, управляющие сектором радикальные исламисты успели, при поддержке египетских "Братьев-мусульман" (палестинским филиалом которых и является ХАМАС) и международных террористических сетей, завершить процесс превращения северной части полуострова в "задний двор" своего режима. А тот, по имеющимся данным, буквально напичкан складами оружия и боеприпасов, перевалочными, тренировочными и транспортными базами и иными объектами террористической инфраструктуры. Иными словами, задача полного уничтожения "Хамастана" в Газе сегодня уже может потребовать не только проведения операции "Литой свинец-2" в самом секторе, но и в известном смысле, "второй синайской кампании". Одним из последствий такой операции ЦАХАЛа по зачистке Синая может стать ненужное Израилю столкновение с правительством маршала Тантауи и серьезная дестабилизация последнего. Тем более лишняя, что это правительство, при всех сложностях израильско-египетских отношений, вполне осознает критическое значение сохранения мира с Израилем, как для собственного выживания, так и для предотвращения экономического и политического коллапса Египта в целом. Если следовать подобной точке зрения, то этих условиях Израилю рациональней выждать, пока египетское правительство наведет хотя бы минимальный порядок в этой своей провинции и восстановит контроль над ситуацией на границе Синая и сектора Газа, со своей стороны, не делая "резких движений" и максимально способствуя этому процессу. Собственно, процесс уже пошел: 26 августа стало известно, что израильский министр обороны Эхуд Барак, полагая, что "стратегические интересы иногда нужно подчинить тактическим", разрешит дислоцировать в Синае тысячи египетских солдат, которые будут там действовать под прикрытием вертолетов ВВС Египта, причем этот шаг получил поддержку премьер-министра Биньямина Нетаниягу. Разрешение Израиля было необходимо, так как по условиям мирного договора военное присутствия Египта на Синайском полуострове имеет количественные и качественные ограничения.
В этой связи отметим заявление посла Египта в Израиле Ясера Отмана, чуть было не отозванного сгоряча Каиром после египетско-израильского инцидента в северной части Синая. (Речь идет о гибели от огня израильтян, преследовавших исполнителей терактов возле Эйлата, нескольких египетские военнослужащих - или одетых в египетскую форму террористов - что и вызвало в Египте антиизраильскою истерию последних дней). В интервью палестинскому информационному агентству МААН Ясер Отман заявил, что именно его страна "предотвратила масштабную зачистку Газы". Учитывая, что сказанное предназначалось арабской, прежде всего - египетской публике, трудно утверждать, сколько в этом заявлении правды, а сколько - желания египтян получить от ситуации хоть какие-то политические дивиденды.
Второй популярной версией является стремление руководства Израиля не ввязываться в многодневную, а то и многонедельную сухопутную военную операцию в секторе без соответствующей дипломатической подготовки кампании. Это может быть чревато новой делегитимацией Израиля, особенно неприятной для него в контексте усилий, которые предпринимает израильский МИД для противодействия стремлению ПНА провести через ООН их требование о признании независимого палестинского государства вне контекста переговоров с Израилем и на неприемлемых для него условиях.
Обе эти версии имеют немало резонов, но все же относятся больше к политической тактике, чем к пониманию стратегической составляющей все того же вопроса. А именно, как решить - если не "раз и навсегда", то "всерьез и надолго" - проблемы, проистекающие из наличия в Газе анклава радикальных исламистов, в принципе не признающих право Израиля на существования в каком бы то ни было статусе и границах. То, что у силового решения этой проблемы чрезвычайно мало альтернатив, в Израиле, похоже, уже мало кто сомневается.

«ИБВ», 27.08.2011

Д-р Владимир (Зеэв) Ханин - сотрудник отделения политологии Университета Бар-Илан, политический комментатор радио «Голос Израиля» и телеканала "Израиль плюс". Занимает должность главного ученого министерства абсорбции.


  • Другие статьи Зеева Ханина
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria