д-р Зеэв Ханин

Израиль: предвыборная прелюдия послевыборных расколов

В преддверии назначенных на 10 февраля 2009 г. парламентских выборов в Израиле набирает силу электоральная кампания. На этом ее этапе израильские партии, претендующие на места в кнесете, выборы в который проходят по пропорциональной системе, озабочены формированием наиболее привлекательного для избирателей списка кандидатов. Это, по вполне понятным причинам, сопровождается столкновением идеологических платформ, политических интересов и личных амбиций соискателей, вызывающих немалый интерес у рядовых избирателей и неизменный ажиотаж в прессе.

Плацдарм для возвращения

Не стали исключением и прошедшие внутренние выборы — праймериз — в крупнейшей оппозиционной правоцентристской партии «Ликуд», которая, по всем признакам, имеет неплохие шансы стать ведущей фракцией в кнесете нового созыва, а ее лидер Биньямин («Биби») Нетаниягу может вернуть себе кресло израильского премьер-министра, которое он уже занимал в 1996-1999 гг. Успех же этой миссии, по общему мнению, зависит от способности Ликуда вернуть себе тех своих бывших избирателей, которых тогдашний премьер-министр Ариэль Шарон, расколов осенью 2005 г. Ликуд, увлек в основанную им тогда же новую «центристскую» партию «Кадима» («Вперед!»).
Впрочем, интересы лидеров Ликуда отнюдь не лимитировались умеренно-правыми голосами «шаронистов», а распространялись и на другие сегменты всего «широкого центра» израильского политического спектра. Именно там сосредоточены от половины до двух третей избирателей, которые отличаются умеренными взглядами на основные проблемы внутриполитического противостояния — арабо-израильский конфликт, светско-религиозные противоречия и социально-экономическую проблематику. С целью привлечения этих голосов Нетаниягу на протяжении всего периода после неудачных для Ликуда выборов 2006 г. активно позиционировал свою партию, исторические корни которой восходят к правоконсервативному (так называемому ревизионистскому) крылу сионистского движения в качестве «либерально-центристской» силы, обращающейся к самым разным группам израильского общества.
В духе этой политики, как только разговоры о новых досрочных выборах в октябре 2008 г. перешли в практическую плоскость, глава Ликуда стал активно привлекать в партию заметные фигуры, которые являются или могли бы стать «знаковыми» для умеренно-центристского лагеря, а заодно и укрепить позиции внутрипартийной группировки самого Нетаниягу. Среди них был бывший замначальника Генштаба ЦАХАЛа Узи Даян, который присоединился к Ликуду во главе своей левоцентристской партии «Тафнит» (ее платформа включала изменение социальных приоритетов и борьбу с коррупцией в высших эшелонах власти); известный «умеренный либерал», бывший министр юстиции от Ликуда Дан Меридор, бывший пресс-секретарь ЦАХАЛа Мири Регев, Асаф Хейфец — известный своей близостью к левоцентристским кругам бывший Генеральный инспектор полиции, и другие деятели такого же рода.
Впрочем, Нетаниягу должен был учитывать и позицию правого фланга Ликуда, весьма критично относящегося к «неэквивалентным уступкам» Израиля арабской стороне в рамках ближневосточного политического процесса, как и в целом к «левой» по происхождению концепции «мир в обмен на территории» (которой Биби де-факто вынужден был следовать в период своего первого премьерства в 1996-1999 гг.). Именно поэтому он поспешил «сбалансировать» список Ликуда такими «звездами» правого лагеря, как бывший начальник Генштаба ЦАХАЛа Моше (Буги) Яалон; внук основателя ревизионистского движения Владимира (Зеэва) Жаботинского Зеэв Жаботинский-младший; сын легендарного основателя Ликуда Менахема Бегина, «эталон» политической этики и кумир «идеологических правых» Бени Бегин (последние два, наряду с Даном Меридором, также символизировали «примирение» Нетаниягу с «ликудовскими принцами» — детьми отцов-основателей движения херутников-ревизионистов, с которыми у нынешнего лидера партии имеется долгая история отношений соперничества и личной неприязни).
Все эти политические приобретения, большинству из которых уже обещаны посты в правительстве в случае, если Биби станет премьер-министром, придали несомненную дополнительную динамику продолжающемуся уже более двух лет росту электорального рейтинга Ликуда, которому последние опросы прочат в среднем 33 (от 31 до 36) мандата в будущем кнесете. Напротив, коалиционные партии — левоцентристская Авода и исторически «центристская», но за время нахождения у власти стремительно полевевшая правящая Кадима столь же последовательно теряли потенциальных избирателей По данным опубликованного радиостанцией «Решет Бет» в конце ноября с.г. опроса, только треть избирателей, отдавших за Кадиму свои голоса в марте 2006 г., продолжают поддерживать эту партию и сегодня Надо полагать, большинство из них — это голоса, которые пришли в Кадиму «слева», в первую очередь бывшие избиратели исчезнувшей левоцентристской «антиклерикально-рыночной» партии «Шинуй» (а те в свою очередь являлись в массе своей бывшими последователями когда-то безраздельно правящей главной «левой» партии МАПАЙ/Аводы, уже как минимум две-три каденции назад отошедшие от своего исторического движения) Что касается «умеренно-правых шаронистов», то большинство из них (более четверти электората Кадимы 2006 г.) готовы вернуться в Ликуд, еще одна значительная часть этих избирателей (почти 20% прежнего электората Кадимы) заняли выжидательную позицию, и еще какую-то часть этих голосов вполне могут получить две другие правоцентристские партии — «русский» (с «израильским акцентом») «Наш дом — Израиль» (НДИ) и партия сефардов-традиционалистов ШАС.

«Он бегает по Африке и кушает детей...»

Понятно, что левонастроенные правящие элиты «первого Израиля» (политически влиятельные и экономически и культурно господствующие верхние слои ашкеназского среднего класса), сделавшие ставку на нового лидера Кадимы, главу МИДа Ципи Ливни, которая обязалась продолжить «ближневосточный мирный политический процесс», полтора десятилетия назад инициированный этим лагерем с целью возвращения утерянной в 1977 г. монополии на власть в стране, крайне болезненно восприняли эту тенденцию. Соответственно, они делают все возможное для того, чтобы убедить «умеренного избирателя» в том, что Биби, если он станет премьер-министром, приведет к власти «ультраправых экстремистов», положит конец перспективам мирного урегулирования ближневосточной проблемы и поставит под угрозу экономическое и социальное благополучие в стране. Отражая настроения влиятельных левых кругов, ведущие израильские СМИ много недель перед праймериз в Ликуде в изобилии снабжали будущих избирателей расчетами и выкладками, свидетельствующими о том, что доминирующей группой в парламентском списке (и в правительстве Нетаниягу, если он таки станет премьером) займут так называемые повстанцы — члены фракции Ликуда в 2003-2006 гг. (Реувен Ривлин, Юваль Штайниц, Юлий Эдельштейн, Михаэль Рацон, Эхуд Ятом, Аюб Кара и т. д., часть из которых не прошли в нынешний кнесет из-за малого числа полученных Ликудом в 2006 г. мандатов), являвшиеся жесткими противниками шароновского плана спасения «идеологии Осло» методом «одностороннего размежевания с палестинскими арабами» и в конечном итоге «вынудившими» Шарона уйти со своими сторонниками из Ликуда в Кадиму.
Но, пожалуй, главным объектом нападок политических противников Ликуда и его лидера, как и следовало ожидать, оказался глава правой ликудовской фракции «Еврейское руководство» Моше Фейглин. Он стал объектом общественного внимания в середине 90-х годов ХХ в., когда созданное им движение «Зо арцейну» организовало массовые акции протеста (включая демонстрации, пикетирование и перекрытие шоссейных дорог) против проводимой правительством Рабина и Переса политики неоправданных, как считали тогда многие израильтяне, уступок палестинцам в рамках «процесса Осло». Из-за организации этих акций М. Фейглин был обвинен в бунте и приговорен к тюремному заключению, которое было заменено на общественные работы. Впоследствии он и его сторонники вступили в Ликуд, где образовали фракцию «Манхигут йегудит» («Еврейское руководство»), предложившую, в духе идеологии «новых правых», концепцию национального развития, основанную на сочетании классических идей ревизионистского движения (идеи «единой Земли Израиля» (к западу от реки Иордан) с укреплением национально-культурной идентичности Израиля как еврейского государства. Начиная с 2002 г., Фейглин выставлял свою кандидатуру на пост главы Ликуда на всех внутрипартийных выборах, причем его поддержка постоянно росла — примерно с 3% в 2002 г. до около четверти в 2007 г.
Как результат, контролируемые этими элитами ведущие израильские СМИ, как только были опубликованы результаты выборов в Ликуде, принялись с жаром убеждать общественность, что именно такой ультраправый список Нетаниягу и получил. Причем чуть ли не каждая газета сопровождала тексты сообщений громадным портретом «ужасного Фейглина». Это же ощущение создавали электронные СМИ, наперебой интервьюируя самого Фейглина, его соратников, а также попавших в список Ликуда других, по определению прессы, «ультраправых», концентрируя внимание читателей, зрителей и слушателей на наиболее контроверсальных высказываниях этих деятелей.
На самом же деле, избранный на праймериз список Ликуда оказался вполне сбалансированным между «центристами», «правыми» и «умеренно-правыми». Приблизительное распределение влияния между ними в списке, как и в партии и электорате в целом, составляет примерно 20, 30 и 50%. Однако, несмотря на бурную, почти истеричную риторику ведущих израильских СМИ, массово публиковавших «интерактивные опросы» и «оценки авторитетных экспертов», однозначно предвещавших немедленное падение (на 5, а то и на 6 мандатов) рейтинга Ликуда в случае, если на реальных местах в его списке будут Моше Фейглин и другие правые активисты, на практике вначале ничего подобного не произошло. Судя по профессиональным (то есть «незаказным») опросам, опубликованным в следующие дни после ликудовских праймериз, «фактор Фейглина» пока практически не сказался на позициях Ликуда — сводные данные опросов четырех социологических агентств, опубликованных тремя ведущими газетами («Едиот ахронот», «Гаарец» и «Маарив») и радиостанцией «Решет Бет», показали, что Ликуд по-прежнему котируется на уровне 33 (от 31 до 36) мандатов и бесспорно побеждает на февральских выборах — если в ближайшие недели не случится ничего драматичного.
Не то чтобы пропагандистские атаки левых партий, продвигающих в общественное сознание идею Ликуда как партии «Нетаниягу–Фейглина», вообще не были услышаны израильской публикой: по данным опубликованного «Гаарец» опроса агентства «Диалог» Камиля Фукса, 27% опрошенных действительно полагали, что включение Моше Фейглина в ликудовский список может негативно сказаться на успехах партии на выборах. Впрочем, ненамного меньшее число опрошенных (20%), напротив, полагали, что Фейглин принесет Ликуду дополнительные мандаты, причем вне зависимости от позитивных или негативных оценок респонденты в большинстве своем заявляли, что «фактор Фейглина» пока никак не повлиял на их собственный выбор.
Похоже, что ликудовский список в своем нынешнем составе — это именно то, что устраивает значительную часть «поправевшего» на фоне обстрелов палестинскими экстремистами поселков Западного Негева и явного провала «мирного процесса» умеренного израильского избирателя.

Так в чем же проблема?

При том что Нетаниягу уже, казалось бы, может успокоиться и сосредоточиться на выборах в кнесет, масса его внимания и внимания его людей в послевыборные недели была потрачена на то, чтобы «очистить» список Ликуда от «вредных фейглинистов». Похоже, что Биби не удержался от искушения включить и «административный ресурс», дав «зеленый свет» потоку судебных апелляций своих сторонников. В итоге, Фейглин опустился с 20-го, реального места в списке на 36-е — почти нереальное. И именно эта послевыборная возня, не слишком усилив левый фланг партии, в свою очередь привела к сильной инфляции имиджа Ликуда вообще и среди правонастроенных избирателей, в частности. Так что пару-тройку мандатов Ликуд все же потерял, но совсем по другим причинам.
Понимает ли это Биби? Да, несомненно, но поделать с собой ничего не может. В его отношениях с Фейглиным и его сторонниками много личного, но даже не это главное. В «феномене Фейглина» старая партийная гвардия видит раздражающую ее опасность смены «правил игры». По сложившейся в Ликуде (и других партиях) практике, успехи и неудачи партийных политиков есть во многом результат деятельности выстроенных годами и контролируемых влиятельными ликудовскими «кланами» сетей взаимной поддержки и обмена услугами. «Еврейское руководство», которое практически не имело доступа к этим ресурсам, сумело обеспечить электоральный успех своего лидера почти на голом идеологическом энтузиазме.
Все это очень плохо вписывается в попытки Нетаниягу «перемешать» политическую мозаику на уровне неформальных структур власти в партии. Проведенная им реформа структур Ликуда, в частности, переход к формированию избирательного списка в кнесет путем голосования всех членов партии, как раз и имела явной целью переподчинить лидеру или как минимум ослабить ведущие внутрипартийные неформальные группировки. Успех этой деятельности пока ограничен: в ряде случаев «прорваться» к рядовым активистам через плотные ряды местных и региональных «манипуляторов» ему оказалось крайне не просто. Именно этим объясняется провал на праймериз ряда «фаворитов» Биби, которых он лично пригласил в список и обеспечил им поддержку своего лагеря (хотя в некоторых случаях они «административными методами» все же получили реальные места в списке). Тем более его раздражает группа, которая ломает привычные правила игры и с которой совершенно непонятно, что делать — даже если электорально она приносит вполне ощутимую прибыль.

ИБВ, 12.2008

Д-р Владимир (Зеэв) Ханин - сотрудник отделения политологии Университета Бар-Илан, политический комментатор радио «Голос Израиля» и телеканала "Израиль плюс".


  • Другие статьи Зеева Ханина
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria