Д-р Владимир (Зеэв) Ханин

Израиль: идейно-политические конфликты на новом витке ближневосточной дипломатии

Период между завершением операции Армии обороны Израиля против южноливанской террористической организации "Хизбалла" и нынешним обострением кризиса вокруг иранской ядерной программы ознаменовался всплеском дипломатической активности сторон, так или иначе вовлеченных в то, что принято называть "ближневосточным политическим процессом". Речь идет прежде всего об Израиле, "ближневосточном квартете" (США, Евросоюз, Россия и ООН) и так называемых умеренных суннитских режимах — Египте, Иордании, а также монархиях Персидского залива.

Политический контекст

Причин подобной активности много, но главную роль, судя по всему, играют внутренние факторы и интересы. Так, немалую роль играет "досрочное" начало президентской выборной кампании в США, одной из основных тем которой явно будут успехи и неудачи нынешней администрации на Ближнем и Среднем Востоке. Именно поэтому Вашингтон, по мнению экспертов, старается достичь прогресса в израильско-арабских отношениях за те два года, пока нынешний президент США остается в Белом доме.
Ближневосточная политика ЕС в контексте "глобального противостояния Запада и исламского терроризма" также становится все более заметным фактором политического размежевания в странах Евросоюза, что особенно хорошо видно на примере нынешней президентской гонки во Франции. Свой вклад в эту тему внес и президент РФ Владимир Путин, который во время своего февральского блиц-турне в Саудовскую Аравию, Катар и Иорданию сделал ощутимую заявку на более активную роль на Ближнем Востоке в рамках "нового прочтения" российских геополитических интересов, которые в свою очередь во многом связаны как с внешне- , так и с внутриполитическими активами нынешней российской власти.
Стремление "не опоздать на поезд" подвигло на более активные шаги арабские режимы, в первую очередь "четверку региональных спонсоров ближневосточного урегулирования" (Саудовская Аравия, Египет, Иордания и ОАЭ). Одним из таких шагов стало повторное выдвижение Лигой арабских государств (ЛАГ) "саудовской инициативы по урегулированию арабо-израильского конфликта", в соответствии с которой Израилю предлагается "нормализация отношений" со всеми арабскими странами в обмен на его отступление к границам 1967 года, создание палестинского государства и "справедливое решение" для палестинцев, покинувших свои дома после создания в 1948 году Государства Израиль. (Под последним авторы плана понимают признание Израилем права на возвращение и/или финансовую компенсацию почти 5 миллионам лиц, которые претендуют на статус "палестинских беженцев".)
Впрочем, мир с Израилем, равно как и судьба "палестинских братьев", судя по всему, находятся на дальней периферии саудовского плана. Инициатива Эр-Рияда, по мнению ряда экспертов, в первую очередь отвечает стратегии выживания "прозападных" суннитских режимов перед лицом угрозы со стороны иранского гегемонизма извне и радикального исламизма изнутри этих стран [1].
На протяжении времени, которое прошло с марта 2002 года, когда наследный принц, а ныне король Саудовской Аравии Абдалла впервые выдвинул от имени ЛАГ этот план, израильские лидеры последовательно заявляли о неприемлемости для страны заложенных в нем принципов и условий "нормализации" арабо-израильских отношений. Так, по идее, было и на этот раз. Еще в начале марта с.г. в беседе с журналистом палестинской газеты "Аль-Айам" министр иностранных дел Израиля Ципи Ливни отметила, что ее страна не сможет принять мирную инициативу ЛАГ, которая была разработана в 2002 году. Премьер-министр Эхуд Ольмерт несколько недель отказывался поддаваться давлению со стороны США и Египта и соглашаться на участие израильских представителей в "рабочих группах", которые сформируют Египет, Иордания и, возможно, другие арабские страны[2].
Но уже через две недели после этого Эхуд Ольмерт в интервью газете "Гаарец" представил совершенно иное видение ситуации. Он заявил, что "в арабском плане есть интересные идеи, и мы готовы обсуждать, готовы выслушать саудовскую позицию и изложить свою", а еще через некоторое время согласился обсуждать идею формирования "рабочих групп", целью которых будет "подготовка всеобъемлющего соглашения между Израилем и арабскими странами по модели "мир в обмен на территории"[3].

Мнения израильтян

После некоторого замешательства не поверившая в начале "первоапрельской шутке" премьера преимущественно левонастроенная израильская пресса бросилась активно продвигать идею "позитивного ответа на вызов умеренных арабских режимов", вынудив высказаться по этой теме практически всех представителей израильского политического спектра. Мнения политических фракций в самом Израиле, как и следовало ожидать, решительно разошлись.
Для израильского левого лагеря (леворадикальный оппозиционный блок МЕРЕЦ и фракция "новых левых" в коалиционной партии Труда) саудовский план – это долгожданный "спасательный круг", призванный заменить их полностью дискредитировавшие себя в глазах израильтян проекты – от "ословского процесса" до "женевской инициативы", провал которых практически лишает левые партии в обозримой перспективе надежды вернуть себе полноту власти в стране. Поэтому план саудитов, по мнению левых, следует принимать немедленно, а переговоры вести лишь о технических деталях его реализации. Показательно в этом смысле заявление министра обороны и лидера партии Труда Амира Переца: "Никакие уступки Израиля в контексте предложений Эр-Рияда нельзя считать чрезмерными, коль скоро итогом станут окончание конфликта и нормализация отношений с арабским миром"[4]. А Ярив Опенхаймер, председатель ультралевой организации "Шалом Ахшав", сторонником которой считается и Амир Перец, вообще потребовал от левых израильских движений "свергнуть правительство в случае, если оно продолжит отвергать переговоры с Сирией и мирные инициативы арабских стран".
Оценки представителей правого лагеря были диаметрально противоположны. Большинство из них считают, что здесь в принципе нечего обсуждать, ибо саудовская инициатива – это еще одна попытка арабского мира добиться дипломатическими средствами того, что ему на притяжении последних 60 лет не удавалось сделать силой – ослабить Израиль настолько, чтобы он не смог сопротивляться внешнему давлению. Так, по мнению одного из признанных идеологов правого крыла Ликуда, бывшего министра внутренней безопасности Израиля Узи Ландау, "саудовская инициатива", которая предполагает отказ от Иерусалима, возвращение к границам 1967 года, создание палестинского государства и возвращение беженцев, совершенно губительна для Израиля. «Те, кто убеждают всех пойти на переговоры и неизбежные уступки ради призрачного мира, не понимают, что мир заключают с позиции силы, а не слабости»[5].
Еще более четко эту позицию озвучил лидер "русской" партии "Наш дом – Израиль" Авигдор Либерман. С его точки зрения саудовская инициатива неприемлема, ибо исходит из полностью исчерпавшего себя принципа "мир в обмен на территории", основанного на ошибочном представлении о территориальном, а не экзистенциальном характере конфликта ("столкновение культур на передовой линии обороны свободного мира") и не учитывает сложившихся культурно-цивилизационных и демографических реалий[6].
Впрочем, часть умеренно-правого лагеря, мнение которого суммировал лидер оппозиции и председатель Ликуда Биньямин Нетаниягу (который, судя по опросам, имеет все шансы стать правящей партией после следующих выборов), также полагают, что Израилю следует использовать саму готовность арабов признать Израиль как данность и обсуждать условия будущего решения. Однако, коль скоро мир с Израилем как условие урегулирования палестинской проблемы нужен арабам намного больше, чем Израилю, он вполне может добиваться внесения корректив в саудовские предложения еще до начала переговоров. В принципе, против подобного подхода не возражает и Либерман. По его мнению, "в конце концов, саудовские арабы вдруг стали "продуктивны" только потому, что почувствовали угрозу со стороны Ирана". Поэтому, в отличие от представителей правой оппозиции, Либерман не рекомендует игнорировать сам факт обращения Эр-Рияда, а напротив, принять "анти-саудовскую инициативу", а чтобы саудиты стали сговорчивее, "напомнить людям о том, где был рожден бен Ладен и где развивалась «Аль-Каида» со всей своей сумасшедшей идеологией. Это лучше, чем, уподобляясь наивным людям, повторять одну и ту же ошибку, что в основе израильско-палестинского конфликта лежат территориальные споры»[7].
Промежуточную позицию, по логике жанра, заняли вожди центристского политического лагеря, включая лидеров правящей Кадимы. Так, премьер-министр Эхуд Ольмерт и его основной соперник за лидерство в партии, министр иностранных дел Ципи Ливни полагают, что Израиль уже до начала прямых дипломатических контактов может объявить о своей готовности принять саудовскую инициативу "за основу" и уже в ходе переговоров настаивать на отмене таких неприемлемых для Израиля пунктов, как признание права палестинских беженцев на возвращение в Израиль, раздел Иерусалима и полный отказ от всех территорий за "зеленой чертой". В свою очередь, вице-премьер Шимон Перес призвал арабские государства "брать пример с Иордании и Египта, которые пришли к соглашению с Израилем через компромисс, а не идти по пути односторонних деклараций, с помощью которых ни одна из сторон не сможет достичь своих целей"[8].
Можно предположить причину, по которой эти политики ухватились за идею обсуждения саудовского мирного плана. Именно в этой среде после провала неоднократных попыток найти на арабской стороне вменяемых партнеров, с которыми можно было бы вести диалог по модели "мир в обмен на территории", возникла идея "установления безопасных и международно признанных границ Израиля в одностороннем порядке". В соответствии с этой концепцией, Эхуд Барак в мае 2000 года в одностороннем порядке вывел ЦАХАЛ из "зоны безопасности" в Южном Ливане, а Ариэль Шарон – при активном содействии большинства нынешних "центристов" — в августе 2005 года в одностороннем же порядке вывел войска и ликвидировал еврейские поселения в секторе Газы и Северной Самарии. Оставленные территории практически мгновенно превратились в криминально-террористические анклавы радикальных исламистов, что привело к закономерному провалу стратегию "одностороннего размежевания" и поставило под угрозу политические карьеры ее инициаторов.
Естественно, что саудовский мирный план, который в каком-то смысле возрождает концепцию "односторонних шагов", предлагая переговоры не с палестинцами, а "по поводу палестинцев" непосредственно с влиятельными арабскими станами, оказался привлекательным для этих политиков и их сторонников. Если таким путем можно будет добиться продвижения политического процесса или хотя бы его видимости, то в глазах определенной части общества это может оправдать действия этих людей в прошлом и, соответственно, легитимизировать их претензии на власть в будущем.

Каковы же перспективы?

Однако, если с позицией различных фракций все более или менее понятно, то на поведение правительства Израиля в данном вопросе оказывают влияние и другие факторы, прежде всего отношение других субъектов "ближневосточного процесса". Так, 31 марта министры иностранных дел стран Евросоюза выразили одобрение арабской мирной инициативе и согласились поддерживать контакты с министрами нового палестинского правительства, не являющимися членами ХАМАСа. После некоторого колебания в пользу саудовской мирной инициативы высказались США. Госсекретарь Кондолиза Райс выразила надежду, что эта инициатива, которая "может придать импульс процессу политического урегулирования", подвигнет арабские страны типа Саудовской Аравии на контакты с Израилем и в конечном итоге превратит их в гарантов "хорошего поведения" палестинских арабских лидеров[9].
МИД РФ также заявил о своей "высокой оценке мирной инициативы Лиги арабских государств", благодаря которой "создаются благоприятные возможности для возобновления переговорного процесса и созыва международной конференции, как это предлагает Россия". Наконец, надежды повлиять на "ближневосточный политический процесс" ожили и в ООН, в свете чего эта организация выступила с предложением провести расширенную встречу представителей «ближневосточного квартета» с участием израильских и саудовских лидеров.
Премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт уже выразил согласие участвовать в такой встрече, и хотя официальные представители Саудовской Аравии заявили о своем нежелании участвовать в каких бы то ни было официальных мероприятиях вместе с Израилем, в прессу уже просочились сведения об "активных секретных дипломатических переговорах" между двумя странами. (В дипломатических кругах полагают, что посредники – США, Евросоюз, Россия и ООН, в этой связи будут вынуждены проводить отдельные встречи с арабскими лидерами, а затем — с израильскими и палестинскими).
Другим, во многом противоположным внешнему давлению фактором является разброс мнений израильской общественности. Опубликованный "Гаарец" опрос, проведенный Центром Тами Штайниц при Тель-Авивском университете, показал, что 56% граждан, знакомых с саудовской инициативой, предлагают обсуждать ее, 38% требуют отвергнуть мирный план короля Абдаллы. Среди тех, кто незнаком с деталями плана, 42% выступают за обсуждение программы и 48% – против. При этом 72% опрошенных израильтян не верят, что правительство Эхуда Ольмерта способно вести такие переговоры из-за своего тяжелого положения.
В этих обстоятельствах правительству Ольмерта придется выбирать между возможными сценариями поведения:
согласиться с принципами саудовской инициативы и уже в процессе переговоров добиваться внесения в нее поправок и уточнений;
отвергнуть этот план в нынешнем виде и обусловить свое согласие обсуждать саудовские предложения в дальнейшем внесением в них устраивающих Израиль корректив до начала каких-либо обязывающих шагов;
вести "переговоры ради переговоров" (имея в виду, что, по мнению ряда экспертов, именно этой целью руководствуется и арабская сторона), попутно предлагая встречные израильские инициативы.
При любом исходе, сегодня пока мало кто в Израиле рассчитывает на то, что саудовский план не постигнет печальная судьба прежних инициатив по урегулированию израильско-палестинского конфликта – от "Осло" до “Дорожной карты”, слишком уж расходятся интересы и взгляды сторон.
----------------------------

1. Подробнее см.: Владимир (Зеэв) Ханин. Иран в обмен на мир: перспективы разрешения арабо-израильского конфликта в свете «саудовской мирной инициативы. Институт Ближнего Востока, 10 апреля 2007 г.
2. Цит. по Ha'aretz, 30/03/2007.
3. Ha'aretz, 13/04/2007.
4. Aluf Benn. PM seeks talks with Saudis, Arab moderates. Ha'aretz, 31/03/2007; Ronny Sofer. Israel must not ignore Arab peace plan, Peretz says. Ynet, 30/03/2007.
5. Интервью Узи Ландау программе "Израиль за неделю" телеканала RTVi.
6. Цит. по: Lily Galii, "My vision is clear'", Ha'aretz, 30/03/2007.
7. Там же.
8. Attila Somfalvi. War created revolutionary change in region, Olmert says. Ynet, 29/03/2007.
9. US hopes for deeper Mideast peace talks in summer. Ynet, 13/04/2007.

"Институт Ближнего Востока", 15.04.2007

Д-р Владимир (Зеэв) Ханин - сотрудник отделения политологии Университета Бар-Илан, Израиль.


  • Другие статьи Зеева Ханина
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria