Д-р Владимир (Зеэв) Ханин

Власть Центра и центр власти

Ключевым понятием нынешней избирательной кампании стала фраза "умеренный центр", где, как считается, ждут своих лидеров львиное число мандатов. В погоне за этими голосами израильские политики с поразительной легкостью меняют идеологии, друзей и врагов, и заказывают бесчисленные опросы с целью найти правильные лозунги, способные привлечь "умеренных" избирателей. О чем же, все-таки, идет речь?
В израильском политическом лексиконе слово "центр" употребляется в широком и узком смысле. В широком смысле - это от половины до двух третей израильских избирателей (65-80 мандатов), которые отличаются умеренными взглядами на основные проблемы внутриполитического противостояния. Речь идет о таких темах, как арабо-израильский конфликт - их взгляды здесь варьируются от левого до правого центра, светско-религиозных противоречий (здесь они сторонники статус-кво в данной области) и социально-экономические проблематика, где "центристы" предпочитают идеи смешанной экономики ("либеральный социализм" или "рыночная экономика с человеческим лицом") и классового сотрудничества.
"Центр" в таком широком понимании - это вотчина партии власти. В первые десятилетия истории Израиля такой партией была МАПАЙ, затем эти голоса делили между собой левоцентристская Авода и правоцентристский Ликуд, а сегодня на роль новой путеводной звезды претендует Кадима.
"Центр" в узком смысле исторически возник в Израиле как ниша для партий, которые пытаются предложить обществу либеральную (и в социально-экономическом, и гражданском смысле) альтернативу одновременно и "лево-социалистическим", и "право-консервативным" блокам. Однако, подобно возникшим еще на заре первых волн алии "Общим сионистам", постоянно возникающие либеральные партии столь же постоянно "ломались" о главное, и извечное, право-левое противостояние в израильской политики.
На практике, собственно центристские партии пытаются втиснуться в узкую нишу между левоцентристской Аводой и правоцентристским Ликудом, претендуя на т.н. "плавающие" голоса (примерно 5-6 мандатов), одновременно пытаясь "отщипнуть" какую-то часть иного электората. С этой целью они предлагают избирателю либо популярного лидера (а иногда и целое "созвездие"), либо привлекательную идею ("правильная" интеграция репатриантов, борьба с коррупцией или "религиозным засильем", экономические права среднего класса и т.п.) одновременно тщательно "выводя за скобки" тему арабо-израильского противостояния. Длинный список центристских партий - Свободный Центр, РАФИ, ДАШ, Телем, Омец, Яхад, Новая Либеральная, Третий путь, Партия Центра и многие другие - убеждает, что такие движения являются довольно "скоропортящимся продуктом" на израильском политическом рынке. Они существуют, в лучшем случае одну - две каденции, и исчезают с политической арены, как только уходят их лидеры, деактуализируется поднятая ими тема или новый виток арабо-израильского конфликта вновь возвращает избирателей в правый или левый лагеря. Это "железное правило", впрочем, не удерживает очередные группы политиков от искушения вновь и вновь пытаться заполнить соблазнительно пустую "центристскую" партийную нишу – с вполне предсказуемой перспективой.
Примером такого рода структур была партия выходцев из бывшего СССР Исраэль ба-Алия (ИБА), которая энергично стартовав в 1996 г, уже к 1999 г. дважды раскололась: вышедшие из нее "правые" и "левые" фракции стали базой для новых "русских" партий, соответственно Наш дом – Израиль (НДИ) и Демократический выбор. Сама же "центристская" ИБА, потерпев поражение на выборах 2003 г., влилась в Ликуд. Другое "центристское" движение - отколовшуюся накануне выборов 1999 года от партии Труда "профсоюзную" партию А. Переса Ам Эхад постигла близкая судьба - два из трех её депутатов вернулись в после выборов 2003 в стан лейбористов (включая лидера Ам Эхад Амира Переца, который потом победил на выборах председателя Аводы), а один перешел в лагерь Шарона в Ликуде.

Ле шем "Шинуй"

Однако наиболее ярким центристским экспериментом последних лет стала, конечно же, партия Шинуй. Платформа этой партии, корни которой восходят к возникшему еще в 1974 г. внепарламентскому "Движению за перемены", исторически включала в себя причудливое сочетание левой ("голубиной") ориентации во внешней политике, центристской (либеральной) идеологии в гражданских вопросах, и правых (радикально-рыночных) взглядов на экономическую политику. В последующие годы позиция Шинуя в политическом спектре страны напрямую зависела от акцентов, которые партия делала на этих составляющих своей платформы.
Так, акцентирование внешнеполитической программы привели партию на рубеже 80-х – 90-х гг в с состав леворадикального блока Мерец. Накануне выборов 1999 г. Шинуй, выйдя из Мерец, стала продвигать либерально- гражданскую проблематику, сосредоточившись, с подачи ее нового лидера Йосефа ("Томи")Лапида, на агрессивной антирелигиозной пропаганде. Эта линия в условиях бужируемой левым лагерем главной темы тогдашних выборов – светско-религиозное противостояние, принесла партии немалый успех – шесть мандатов.
Перед следующими выборами 2003 г. Шинуй удачно сместить акценты, и добавив к идеям "борьбы с религиозным засильем" программу рыночных реформ и "защиты прав угнетенного среднего класса", сумел позиционировать себя как очередную "партию центра", вынеся, по правилам игры, тему арабо-израильского конфликта за скобки. Этот ход был весьма своевременным - антирелигиозная тема имела весьма умеренное звучание на тех выборах, и основным ее измерением уже тогда была не столько о «войне культур», сколько экономический аспект – положение работающего населения, страдающего от экономического спада и засилья госпрофсоюзного сектора, и вынужденного содержать "непропорционально большое число ультраортодоксов и других получателей социальных пособий".
В итоге Шинуй сумел, помимо "плавающих мандатов", получить в 2003 г. и немало голосов тех бывших избирателей Аводы, которые в 2001 г. голосовали на выборах премьер-министра за Э. Барака, и это дало максимум из того, что партия центра может иметь в израильских условиях - 15 мандатов. После выборов 2003 года Шинуй стал второй после Ликуда по численности коалиционной партией, но перешел в оппозицию в начале 2005-го. Томи Лапид, лидер движения, использовав в качестве повода приглашение в правительство ультраортодоксов из ЕТ, вывел свою партию из разваливающейся коалиции, из которой, в преддверии начала реализации плана А. Шарона, одна за другой выходили правые фракции. В тот момент, в преддверии казавшихся неизбежными досрочных выборов, этот шаг представлялся лидерам Шинуя удачным тактическим ходом. Этого, однако, не случилось - Шарон, блестяще маневрируя, сумел составить новую коалицию с партией Труда и ЕТ, и остаться у власти. Коалиция эта не рухнула, как рассчитывал Лапид и лидеры других оппозиционных партий, сразу после "размежевания": оба лидера, и Шарон, и Перес, в тот момент явно намеревались сохранить ее до запланированных на ноябрь 2006 г. всеобщих выборов.
В итоге, весь период нахождения в оппозиции для лидеров партии оказался весьма разочаровывающим. Во-первых, партия, выйдя из коалиции, потеряла почти все свои и без того минимальные достижения на "фронте борьбы с религиозным засильем" (так, почти все решения и реформы, ущемлявшие интересы ультраортодоксального сектора, были отменены в рамках коалиционного соглашения с ЕТ, а бюджет религиозных учреждений, переведенный из закрытого, по настоянию лидеров Шинуя, Министерства по делам религий в Министерство Главы правительства, от этого, по некоторым данным, даже вырос). Во-вторых, поддержка партией пакета рыночных реформ, проводимых Министром финансов Биньямином Нетаниягу, быстро стала исчерпанным политическим ресурсом. Движение, находясь в коалиции, отвечало и продолжает отвечать за социальные издержки этих реформ, а выйдя из правительства, оказалось как бы не причастным к этим преобразованиям именно тогда, когда их первые позитивные результаты стали очевидными.
Третье, уже в оппозиции, партия поддержала проект госбюджета (спася тем самым правительство от отставки, план "одностороннего отделения" - от срыва, а Кнессет - от досрочных выборов) в обмен на выделение 700 миллионов шекелей для удовлетворения своих бюджетных заявок. Хотя большая часть этих средств пошли, по утверждению лидеров партии, на проекты, близкие душе ее электората (поддержку учреждений высшего образования, культуры, малого бизнеса и т.д.) метод, которым эти средства были получены, слишком уж напоминал столь критикуемое Шинуем "бюджетное вымогательство" религиозных партий.
В итоге, к концу лета 2005 г. в активе у партии оказалась только массированная поддержка размежевания - идеи, находившейся вне контекста ее предвыборной программы, и под которой многие умеренно-правые избиратели, привлеченные к "центристскому" Шиную его антиклерикальными и рыночными идеями (например, бывшие избиратели "светской правой" партии Цомет), отнюдь "не подписывались". Пытаясь каким-то образом связать эту позицию с официальной партийной программой, Томи Лапид в период реализации плана "размежевания", и сразу после него, выступил с беспрецедентно резкими выпадами против еврейских поселенцев Гуш-Катифа и Самарии. Лапид пытался представить этих поселенцев - создателей процветающих общин и высокопродуктивных фермерских хозяйств, в массе своей - религиозных сионистов (группы широко представленной среди профессиональной, академической и деловой элиты Израиля, а также солдат и офицеров элитных частей ЦАХАЛа) - частью столь ненавидимых электоратом Шинуя "паразитов-ультраортодоксов". Понятно, что разрыв между таким определением и реальностью был столь велик, что эффект и в этом случае был скорее обратным.
Поправить ситуацию, теоретически, могли бы либо немедленные досрочные выборы, либо возвращение в правительство. Шарон же очевидно давал понять, что Шинуй вернется в коалицию не раньше, чем оттуда выйдет партия Труда, и даже когда это случилось, он довольно вяло прореагировал на очевидные сигналы Шинуя, рвавшегося назад в правительство и без особого энтузиазма поручил проверить возможность внести от имени правительства законопроект о гражданских браках.
Было похоже, что Шарон уже тогда принял решение, итогом которого и стал знаменитый "большой взрыв", превративший границу между "партией власти" (лагерь Шарона в Ликуде и Переса в Аводе) и оппозицией из неформальной в официальную, создав Кадиму. Предположения о том, что в компанию войдет и Томи Лапид, не оправдались. Ариэль Шарон был явно настроен создать новую "партию власти", а не очередную партию центра, и не втиснуться между Аводой и Ликудом, а полностью перекроить политическую систему. Понятно, что рассчитывая на потенциал Шинуя и часть мандатов Аводы, Шарон предполагал прихватить в свою новую партию и максимум из избирателей Ликуда, многие из которых - это "вязанные кипы", и присутствие Лапида для них было бы чем-то вроде "красной тряпки".
До самого конца 2005 г. за неимением других возможностей, лидеры Шинуя продолжали вести абсцессивную антиклерикальную пропаганду, несмотря на то, что эта тема, по мнению многих аналитиков, явно теряла общественную актуальность. Темой следующих выборов становилась борьба за права малообеспеченных слоев населения, немалую часть которых составляли как раз религиозные ультраортодоксы и сефарды-традиционалисты - электорат главного "антипода" Шинуя партии ШАС.
В итоге, Шинуй, "отработав" в качестве партии центра положенные две каденции, стал разваливаться, а его сторонники перераспределяться между Аводой, Ликудом и новыми соискателями центристских голосов. Возможно, партия и смогла бы преодолеть электоральный барьер, получив 3-4 мандата – примерно столько, сколько сегодня стоит атиклерикальная тема "в чистом виде", однако острый кризис, связанный с борьбой за власть в Шинуе, практически взорвал его изнутри. Причем, этот раскол произошел по классическим линиям - фракция Шинуя в Кнессете вскоре после начала избирательной кампании распалась на "левый", "центристский" и "правый" списки.
Ядро первого составили бывшие члены блока Мерец и часть других депутатов от Шинуя во главе с Авраамом Поразом, которые с целью политической легализации вели переговоры с партией Зеленых и с левой "русской" партией Романа Бронфмана Демократический выбор, шансы которых самостоятельно пройти электоральный барьер оценивались невысоко (и действительно, 7 февраля 2006 г. Бронфман объявил, что Демвыбор выходит из предвыборной гонки). В конечном итоге выбор был сделан в пользу альянса с "полочной" партией Александра Цинкера Демократическое единство. По данным прессы, немалую роль в выборе Пораза и его соратников сыграла "скромность Цинкера", который в отличие от лидеров других партий не требовал для себя высоких мест в объединенном списке. Последняя получила название "Мифлага хилонит ционит" ("Светская сионистская партия" - ХЕЦ), в списке которой на символическом месте находится и бывший лидер Шинуя Йосеф Лапид, к тому времени уже объявивший об уходе из большой политики.
Другим осколком Шинуя стал список Байт леуми ("Национальный дом"), который был образован бывшими членами правой светской партии Цомет Элиэзером (Муди) Зандбергом и Хеми Дороном, которые несколько дней взвешивали возможность пойти на выборы с другим маргинальным списком, но затем заняли символические места в списке партии Ликуд.

Новые соискатели

Что же касается оставшихся в собственно Шинуе "центристов", то они вели долгие переговоры на предмет создания совместного списка с лидерами нового соискателя этой ниши - партией Тафнит ("Поворот"). Партию основал Узи Даян (племянник легендарного генерала Моше Даяна), бывший заместитель (и соперник) начальника Генштаба Шауля Мофаза, затем – член Совета по национальной безопасности, где, по оценкам журналистов, "не сработался с Ариэлем Шароном".
Узи Даян поддерживал программу размежевания, но утверждал, что Израиль должен оставить за собой поселения севера сектора Газы Дугит и Алей-Синай, с территории которых сегодня обстреливают Ашкелон. Партия надеется привлечь те голоса бывших избирателей Аводы – представителей политически умеренного ашкеназского среднего класса, которые не готовы поддержать ультралевую и социалистическую линию нового лидера Аводы Амира Переца, но, в отличие от символа "старой Аводы" Шимона Переса, также не готовы, по тем или иным причинам, поддержать Кадиму. Именно поэтому лидеры новой партии акцентируют проблему коррупции в высших эшелонах власти. Кроме того, Тафнит был намерен заниматься проблемами "социально-экономической справедливости" и повышения качества школьного образования. В партии имеется и "русский" компонент – к нему присоединились члены движения Леонида Бравштейна "С тобой и для тебя", которые определяя себя как "партию выросшего в Израиле и вполне культурно и профессионально адптированного поколения русскоязычных израильтян", тем не менее, активно эксплуатируют тему этнической дискриминации. В случае союза остатков Шинуя с партией Тафнит, совместный список мог возглавить бывший премьер-министр Эхуд Барак. Все эти проекты, однако, так и не реализовались. Обе партии идут на выборы самостоятельно, и их шанс перешагнуть электоральный барьер оцениваются невысоко.
Итак, кто же сегодня занимает центристскую нишу в Израиле? На "центр" в широком смысле этого слова претендуют Авода, Ликуд, Кадима и стремительно "центреющие" секторальные партии – сефардская ШАС и "русская" НДИ. Сложнее с собственно центром в узком смысле – центристское поле, отхватывая умеренные куски от правого и левого лагерей, заодно подмяла под себя Кадима. Понятно, что свято место пусто не бывает, и потому – где же сегодня партия Центра? Судя по всему, она – внутри Кадимы. Ничего особенно необычного в такой ситуации нет – втечение всей уходящей каденции мы неоднократно бывали свидетелями того, как реальные идейно-политические границы проходили не между, а внутри политических партий. Правда, почти во всех случаях это заканчивалось их расколом.
Так что – продолжение следует...

"ISPR", 22.03.2006

Д-р Владимир (Зеэв) Ханин - сотрудник отделения политологии Университета Бар-Илан, Израиль.


  • Другие статьи о выборах 2006
  • Другие статьи Зеева Ханина
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria