Шломо Громан

Роботы вместо журналистов

За двенадцать лет штатной и внештатной работы в израильской русскоязычной прессе автору этих строк приходилось встречаться с многочисленными методами руководства газетами, с различными критериями оценки эффективности их работы, с разными подходами к подбору кадров.
В первой половине 1990-х годов главенствовали два принципа: "имя" и "оперативность". Принцип номер один обеспечивал читателю возможность регулярно видеть на страницах любимой газеты любимые рубрики со статьями любимых авторов, журналистский профессионализм которых он успел по достоинству оценить если не в стране исхода, то уж хотя бы за первые несколько лет жизни в Израиле (а если читатель репатриировался совсем недавно - то ему порекомендовали данную газету с данными авторами друзья старожилы). В результате хозяева и главные редакторы газет дорожили добрым именем своего детища и его создателями, сводили к минимуму текучку кадров, старались (пусть не всегда успешно) не пропускать на полосы второсортных материалов.
Принцип номер два заставлял дежурных редакторов, журналистов, переводчиков, корректоров и графических дизайнеров задерживаться в редакционных стенах и корпеть над завтрашним номером до 22:00, а то и до 23:00 - т.е. на 3-4 часа дольше, чем сегодня.
Конкурирующих газет становилось все больше, и ближе к середине 1990-х годов был принят на вооружение принцип номер три, который мы условно назовем "убойный вес". Начало ему положили в 1994 году ныне покойные "24 часа". Владельцам русскоязычных изданий показалось, что их клиентура выбирает печатную продукцию не по качеству, а по весу. Отметим: кое-какие основания так считать у них были. И вот начались состязания по тяжелой атлетике...
Чем больше бумаги, тем выше себестоимость газеты. А цену повышать неохота: конкуренция опять же. Как же снизить производственные расходы? Договориться с типографией о более щадящем графике печатания газеты! Если раньше "Едиот ахронот" и "Вести", "Маарив" и "Новости недели" печатались синхронно - приблизительно с 23:00, то теперь русскоязычные газеты экономят на собственных производственных мощностях и подключаются к чужим, ивритским. Типография "Едиот" все равно до 23:00 практически простаивала - а теперь она по бросовой цене печатает "Вести".
Естественно, принцип номер два пошел прахом. Теперь первые полосы русскоязычных газет закрываются в 19:00, отсилы в 20:00, ну в са-амых экстренных случаях (теракт. выборы) - в 21:00.
Первый принцип до поры до времени держался наряду с третьим. Следующий поворотный пункт, отбросивший и понятие "имя", датируется декабрем 1999 года.
Руководство концерна "Едиот ахронот" со скандалом (подоплеку которого оставим за рамками данной статьи) увольняет живую легенду русскоязычной журналистики Эдуарда Кузнецова с должности главного редактора "Вестей". Вслед за ним тель-авивскую контору на улице Хома у-Мигдаль покидают заместитель главного редактора Лев Меламид, редактор приложения "Окна" Зеэв Бар-Селла, члены редколлегии Макс Лурье, Евгения Кравчик, Алекс Прилуцкий, Борис Ентин, журналисты Анна Данилова, Игорь Рубинштейн, Иегудит Аграчева, Наталья Медина и другие.
Добрых полредакции как не бывало! Вместо них на работу принимают стереотипных переводчиков-компиляторов, и ничего: тираж газеты если и падает, то медленно и ненамного.
Убежденный неразборчивой публикой в своей правоте, генеральный директор "Вестей" Давид Меир (сперва самолично, затем сообща с новым главным редактором Львом Балцаном) постепенно избавляется почти от всех остальных журналистов, когда-то определявших лицо газеты: Александра Авербуха, Владимира Бейдера, Шломо Громана, Марка Зайчика, Алекса Валлея, Максима Рейдера, Виктории Мартыновой. А народ всё хавает и хавает!
В 2002-03 годах пал и принцип номер три. Оказалось, читатель не объявил бойкот газете и после того, как она раза в полтора похудела с целью соблюдения новоявленного, четвертого принципа: минимизации расходов. Назовем его "Резать!"
Привычный читателю состав авторов (которым, черт возьми, платить надо!) и высокое качество материалов теперь не обязательны. Главное - в газете есть милые сердцу выходцев из бывшего СССР русские буквы, грамотно или не очень составленные в слова, а те, в свою очередь, выстроены в предложения.
Четвертый принцип, отражающий "деловое мышление" полуграмотных заправил русскоязычной прессы, зачастую не знающих, с какой стороны открывается руководимая ими газета, исчерпывается следующим алгоритмом. Предположим, в нынешнем месяце доходы газеты сократились на Х шекелей по сравнению с предыдущим, когда они составляли Y шек. Следовательно, на те же Х шекелей надо сократить расходы. При этом делается допущение, что в следующем месяце доходы останутся на уровне Y-X шек. Но ввиду дальнейшего ухудшения качества издания доходы уменьшаются на дополнительную величину Zшек. Значит, решают хозяин и гендиректор, надо снова урезать расходы - на Z шек. Но надежда на стабилизацию доходов не оправдывается: они продолжают падать.
Знакомым музыкантам я задал вопрос: может ли клубный оркестр сыграть концерт Чайковского или симфонию Бетховена? "Да, - ответили мне, - при условии, если оркестр укомплектован достаточным числом исполнителей. Но звучать музыка будет, конечно, хуже, чем в исполнении, скажем, Чикагского, Берлинского или Израильского филармонического оркестра". - Что значит - достаточное количество исполнителей? Если, скажем, литавристу и фаготисту отведены такие крошечные партии, что они заняты по 5-10 минут в час, то их можно "объединить", поручив одному музыканту обслуживать оба инструмента? - Экономить можно как угодно. Вопрос в том, как это будет выглядеть. Дойдя до абсурда, можно вообще избавиться от нудных музыкантов: статистов посадить да фонограмму включить...
Теперь кто-то наверху счел, что квалифицированные кадры газете не нужны вовсе: хватит и технического персонала для производства дайджеста из материалов российско-украинской прессы и Интернета. Места большинства журналистов, а позднее и переводчиков заняли бойкие мастера поиска материалов в Сети.
Разумеется, виртуозы Интернета хорошей газете (и не только ей) безусловно нужны. Но, высокомерно очищая свои ряды от "золотых" и "серебряных" перьев, газета теряет право называться таковой.
А ведь были и другие времена и нравы... После загадочной смерти своего основателя Роберта Максвелла в 1992 году основанная им газета "Время" досталась "по наследству" одному из руководителей концерна "Маарив". Не мудрствуя лукаво, господин Нимроди пришел к русскоязычной пишущей братии, поставил ногу в нечищенном ботинке на роскошный стул и в духе коммуниста-неофита призвал ошеломленную аудиторию производить больше продукции меньшими средствами. Журналисты, натурально, взбунтовались, объявили забастовку и вскоре подыскали себе новую "крышу" - в "Едиот ахронот". Так появились "Вести".
Тогда "Вестями" руководил подлинный атаман, у него и кликуха соответствующая - "Пахан". У нынешних сотрудников старой-новой газеты лидера нет. Не в пример гордым предшественникам, они довольствуются нищенской (с учетом инфляции) зарплатой, за которую вкалывают день и ночь. Персонал газеты, подобно шагреневой коже, непрерывно сокращается: в среднем на место двух ушедших сотрудников приходит один. А протестовать, бастовать - ни-ни, сразу выгонят! "Всё равно найдутся штрейкбрехеры", - говорят в этом коллективе, которого уже, по существу, нет. В этом и кроется корень зла. Так вот и подсиживают друг друга, как пауки в банке или как герои сказки "Звери в яме".
Последнюю попытку сопротивления руководству оказала едва ли не единственная из оставшихся старожилов "Вестей" - работающая там с 1995 года Софья Рон, считающаяся одной из ведущих русскоязычных журналисток страны и сотрудничающая также с ивритской газетой "Макор ришон". Лишь натолкнувшись на непреодолимое препятствие в виде израильского законодательства, администрация оказалась вынуждена отменить решение об отстранении Софьи от работы.
С 21 декабря 2003 года по 25 января 2004-го Софья была поневоле выключена из редакционного процесса без сохранения зарплаты, каковую журналистка намерена все же получить через суд - соответствующий иск уже подан в Иерусалимский суд по трудовым конфликтам адвокатом Иланом Каменецким.
За время вынужденного простоя Софьи Рон газета "Вести", остро нуждающаяся в рекламе, упустила блестящий шанс получить бесплатный позитивный PR в ивритоязычных масс-медиа. Софья взяла для программы II телеканала "Мишъаль хам" эксклюзивное интервью (которое было бы небезынтересно прочесть и читателям "Вестей") с невестой Игаля Амира Ларисой Трембовлер. Ведущий телепрограммы представил Софью только как журналистку "Макор ришона"...
Впрочем, из источников в редакции "Вестей" стало известно, что главный редактор Лев Балцан и генеральный директор Давид Меир не отказались полностью от намерения избавиться от правонастроенной журналистки, упрямо не желающей терять собственного достоинства. "Повезло Софье с беременностью", - поговаривают они. Что ж, время покажет, насколько плодотворен их принцип "Резать".

Cайт Ш.Громана, 8.02.2004



  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria