Исраэль и Арье  Эльдад

Задача – Иерусалим

Фрагменты из книги

От переводчика

Книга "Задача – Иерусалим" была написана д-ром Исраэлем  Эльдадом и его сыном Арье, ныне депутатом Кнесета от блока Ихуд леуми-МАФДАЛь, и вышла в свет в 1978 году. В книге представлены история Иерусалима и борьба еврейского народа за этот город с древнейших времен до конца семидесятых годов ХХ века.
Далее приводится с сокращениями перевод двух глав из этой книги. В главе "Когда солнце замерло" рассказывается об освобождении Иерусалима в ходе Шестидневной войны. А в главе "И нет Меноры на горе…" рассказывается о поведении евреев после освобождения Старого города, в частности о том, как освободители самого святого для евреев места – Храмовой горы, оставили ее и бежали к Западной стене, называемой также Стеной плача – части уцелевшей после разрушения Второго храма подпорной стены вокруг Храмовой горы.
Перевод выполнен с разрешения депутата Кнесета Арье Эльдада. 

Когда солнце замерло

     …Утром 5 июня, после того как были уничтожены египетские ВВС на земле, выступают бронетанковые силы ЦАЃАЛа, чтобы атаковать египетскую армию в Синае. На высоте Гиват ѓа-мивтар, господствующей над шоссе Иерусалим–Рамалла, солдаты Иорданского легиона занимают свои позиции. Солдаты-резервисты Иерусалимской бригады, которые были отправлены домой, возвращаются на свои базы.
     Через несколько минут после десяти часов утра пулеметы Легиона начинают исторгать огонь вдоль линии границы города. К ним присоединяются минометы. Весь фронт запылал.
     Глава правительства Леви Эшколь направляет послание королю Хусейну: "Мы заняты оборонительными боями в египетском секторе, и не предпримем никаких действий в иорданском секторе, если только Иордания ни нападет на нас. Если же Иордания нападет на Израиль, мы выступим против нее со всей нашей мощью". Но Хусейн не знает об уничтожении египетских ВВС. Он знает о египетских "победах". И он считает, что обязан присоединиться к победителям.
     Бомбардировка из пушек и минометов всего еврейского Иерусалима. Отданы оперативные приказы батальону "Эль-Хусейн" атаковать в полночь Ѓар ѓа-цофим (гору Скопус).
     Полдень. Разведывательный отряд Легиона получает приказ выступить и захватить территорию Армон ѓа-нацив, находящуюся под контролем ООН. Еще до того как солдаты приготовились выступить, радио Каира уже объявило о "захвате" этой важной командной высоты, господствующей над всем югом Иерусалима и дорогой на Бейт-Лехем. Только в час дня солдаты Легиона занимают Армон ѓа-нацив. Разведывательный отряд Иерусалимской бригады при поддержке нескольких танков поднимается туда… Короткий бой, и Армон ѓа-нацив завоеван солдатами разведывательного отряда. Наши силы продолжают двигаться в направлении укрепленных пунктов в районе Цур-Бахар с целью отрезать шоссе Иерусалим–Бейт-Лехем.
     Тяжелая бомбардировка всех частей города. Пали первые жертвы, большинство жителей еврейской части города спускаются в бомбоубежища. В восточном Иерусалиме почти нет бомбоубежищ. Начинается бегство жителей, на машинах и пешком, в направлении Хеврона и Йерихо.
     Послеполуденные часы. Получено разрешение от Генерального штаба соединиться с силами, дислоцированными на Ѓар ѓа-цофим. Бронетанковая бригада "Ѓарель" под командованием Ури Бен-Ари атакует со стороны Кастеля–Радара, поднимается на шоссе Неби-Самуэль–Бейт-Ханина и достигает Ѓар ѓа-цофим со стороны шоссе Иерусалим–Рамалла с севера.
     Все еще нет приказа захватить Старый город. Бегин и Алон оказывают давление на Эшколя сделать это. В вечерние часы собирается правительство Израиля. Донесение, которое передано в Генеральный штаб, таково: "Правительство Израиля хочет Старый город". Министр обороны Моше Даян не дает указания прямо атаковать Старый город,  надеясь, что он падет без боя, когда город будет полностью окружен.
     Западный Иерусалим обстреливается без остановки.
     В ночном бою, вручную обезвредив минные поля, бригада "Ѓарель" поднимается в горы и при поддержке танков и рот механизированной пехоты завоевывает укрепленные пункты, обагренные кровью в боях 1948 года: Шейх Абдул-Азиз, Биду, Ялу, Радар, Бейт-Ихса, Неби-Самуэль. Устаревшие танки бригады, маневрируя на испорченных горных дорогах, доходят до шоссе Иерусалим–Рамалла.
Бой наших танков с десятками иорданских танков "Паттон". Танки "Шерман" одерживают верх. Бой за Гиват ѓа-мивтар. Высота завоевана, упущена из рук при контрнаступлении врага, завоевана вновь. Бригада десантников под командованием Моты Гура, после того как она уже была готова к высадке на Синае, поднята из прибрежных районов и переброшена в Иерусалим. После получения заданий и подготовки, 66-й батальон прорывается вперед, завоевывает здание полицейской школы и продолжает оттуда к Гиват ѓа-тахмошет (Арсенальная горка). Немногие останутся целыми и невредимыми после той ночи.
66-й батальон напротив полицейской школы и Гиват ѓа-тахмошет. Пять часов продвижений с боем от ограждений к окопам, а от окопов – к бункерам, напротив самой укрепленной цели; десятки бойниц, исторгающих огонь, гранаты, брошенные в окопы. Пять часов, в течение которых роты батальона стремились вперед и не просили помощи. Просили лишь эвакуировать раненых. Все в порядке, они продвигаются.
Солдаты Легиона тоже не оставили своих позиций.
Среди бойцов тех рот лишь единицы остались невредимыми. Со времени разрушения Храма не знал еще Иерусалим такой битвы евреев за свой город, за каждый его метр. Но на сей раз это была уже не оборона города, а его освобождение. Больше не партизанские силы как в 1948 году, которые бежали от позиции к позиции с немногочисленным оружием в руках. Это армия Израиля, пусть даже не подготовленная заранее к такому бою, но это – армия Израиля.
Завтра в полдень бойцы батальона встретят на другой стороне высоты, на склонах Ѓар ѓа-цофим, танки бригады "Ѓарель"… Сейчас же другие солдаты батальона захватывают гостиницу "Амбассадор". 71-й батальон прорывается южнее полицейской школы в направлении районов Шейх-Джарах и Американской колонии, в огнестрельном бою прокладывая путь от дома к дому. Через расположение этого батальона, вдоль Дерех-Шхем и улицы Салах-А-Дин до Музея Рокфеллера, проходят 28-й батальон с разведывательным отрядом бригады. Позиции Легиона, застигнутые врасплох силами десантников, зашедшими с тыла, готовятся к упорному оборонительному бою. Танки маневрируют на улицах и помогают уничтожать позиции снайперов в окнах и на крышах. Некоторые солдаты приближаются ближе, чем планировалось, и попадают в цепь тяжелых боев в переулках, ведущих к Шхемским воротам.
Утро 6 июня. Ударные силы 71-го батальона в Музее Рокфеллера, 28-й батальон захватывает позиции, господствующие над Шхемскими воротами и участком окружающей Старый город стены между этими воротами и воротами Ирода, 66-й батальон завершил завоевание Гиват ѓа-тахмошет и гостиницы "Амбассадор". Большинство северных районов города в руках ЦАЃАЛа.
В тот час иерусалимская бригада атакует деревню Абу-Тор. Спускаясь с горы, солдаты бригады рвутся вперед и в тяжелом бою от дома к дому заканчивают еще один этап в цепи окружения Старого города.
До завершения окружения недостает только завоевания Масличной горы. Это задерживается из-за поступающих сообщений об иорданской бронетанковой бригаде, которая движется со стороны Йерихо. Нужно сначала уничтожить танки, и только после этого десантники приступят к захвату Масличной горы.
Колонна иорданских танков, движущаяся из долины Иордана по направлению к Иерусалиму, атакована самолетами военно-воздушных сил ЦАЃАЛа, бойцы которых были свободны после удара по египетским ВВС. Одни танки уничтожены, другие застряли без возможности продолжить путь и были брошены. Ни один танк не дошел до Масличной горы.
Но пока еще нет прорыва внутрь Города, Города  с большой буквы.
В ночь с 6 на 7 июня разведывательный отряд бригады десантников должен был действовать в направлении больницы Августа-Виктория. Из-за ошибки в определении местоположения солдаты попали в западню на каменном мосту над долиной Йеѓошафата. С позиций Легиона на стене Старого города в районе Ворот милосердия был открыт смертельный огонь. Сожженные джипы, сгоревший танк. В ту ночь не были пробиты Ворота милосердия (все эти места находятся возле Масличной горы – И. С.) Героический бой за эвакуацию раненых.  
На Масличную гору удается взобраться лишь на следующий день утром.
Ночное ожидание дало возможность Таха Али, городскому командиру Легиона, отдать приказ солдатам отступить со своих позиций в направлении Масличной горы, а оттуда – к Йерихо. То, что окружение было незавершенно, предотвратило самоубийственные сражения Легиона внутри города.
В среду, в пять утра, 28 ияра – теперь стоит упомянуть еврейскую дату – когда все силы были подготовлены к завоеванию Масличной горы и Августы-Виктории, было получено разрешение от Генерального штаба прорываться в Старый город.
Прямые попадания самолетов ВВС, метко наносящих удары по Августе-Виктории и близким к ней позициям Легиона. Позиции Легиона подожжены напалмовыми бомбами. Солдаты прорываются в направлении Масличной горы. Сопротивление Легиона сломлено. Военно-воздушные силы строго придерживаются правила: не бомбить внутри стен Старого города, и конечно – не бомбить Храмовую гору…
С Масличной горы полковник Мота Гур смотрит на распростершийся у его ног Старый город с Храмовой горой. Он отдает приказ двигаться вперед.
Впервые в военной истории города в него врываются с востока. Глубокие ущелья потока Кидрон и долины Йеѓошафата представляли трудность для всех завоевателей прошлого, которые и не пытались прорываться в этом направления.
Бронетранспортер командира бригады объезжает роты, двигающиеся вверх к Львиным воротам, находящихся в восточной стене Старого города. Возле ворот – горящий автобус, танки. Бронетранспортер пробивает ворота и прорывается через них. Стрельба со всех сторон, но сопротивление невелико. Бронетранспортер поднимается по извилистой дороге, проложенной внутрь Храмовой горы. На Храмовой горе почти не стреляют.
Солдаты очищают переулки – кое-где еще остались снайперы. Бегут к Западной стене и  водружают над ней флаг. Водружают флаг над и над мечетью Омара. Трубят в шофар. Вытирают слезы плача поколений…
В среду, в 11 часов, завершается бой за Иерусалим…     

И нет Меноры на горе…

В это время на Храмовой горе и при спуске с нее произошло одно из самых волнующих и непонятных действий. Завоеватель горы, Мота Гур, сообщает: "Храмовая гора в наших руках".
 Главный раввин Армии обороны Израиля с огромным волнением трубит в шофар возле Западной стены (Стены плача). Глава правительства произносит благословение: "Благословен тот, Который дал нам жизнь, и поддержал нас, и дал нам дожить до этого времени!" – с  трепещущим сердцем, от сердца всего народа. "Который дал нам жизнь, и поддержал нас", чтобы стоять снова… возле Западный Стены.
Стена плача – память о разрушении Храма. Израильский солдат прижимается к этой стене и плачет; она стала символом победы.
Что здесь происходит? Почему у Западной стены? Почему не на Храмовой горе? Кто думал в тот час о запретах Ѓалахи? Конечно не Гур, и не Эшколь, и не тот плачущий солдат, и не те массы народа, которые начали стекаться к Западной стене. Не Ѓалаха воспрепятствовала им подняться и праздновать на освобожденной Храмовой горе. Изгнание , продолжавшееся две тысячи лет, подхватило и их, и нас, и поток всех наших волнений, и повело к Стене плача . Действительно сюрреалистическое зрелище. Иррациональность внутри иррациональности чуда освобождения. Эмансипационный, вынужденный сионизм одерживает вверх над историческим сионизмом Избавления.
  Солдаты ЦАЃАЛа прорываются через Львиные ворота, и только сейчас дают этим воротам смысл их названия. Они прорываются к площади на Храмовой горе. Со своими командирами они бегут во всех направлениях по этой огромной и замечательной площади. И ищут путь к "Стене" . Они спрашивают арабов: "Как спуститься к Западной стене?" – и те, перепуганные, показывают им калитку и отвесные ступени, ведущие к кварталу Муграби. И вот освободители спускаются по ступеням по направлению к калитке. Эти солдаты, завоевавшие Храмовую гору, бегут словно охваченные наваждением, и спускаются к Западной стене, к Стене плача, припадают к ней с огромным пылом и с глубоким плачем, вызывающим потрясение. Это – самая драматическая и наиболее фотографированная сцена Шестидневной войны. И вот уже потрясение переходит оттуда ко всему народу по всей стране. В городе, в деревне, и на фронтах, все еще стоящих под огнем.  
Мы возвратились к Западной стене!
Ладно, если мы хотя бы прорывались через Сионские или Яффские ворота. Если бы мы достигли Западной стены по пути к освобождению Храмовой горы. Это было бы понятно,  естественно.
Но нет. Мы сначала завоевали Храмовую гору. Мы были на горе, и спонтанно, без приказа свыше, без обдумывания или планирования, спустились к Западной стене. Как бы подъем для того, чтобы спуститься .
И ведь Западная стена даже не из стен самого Храма, а часть построенной Иродом подпорной стены, которая была вокруг Храма. Ведь вся ее святость появилась из-за запретов подниматься на Храмовую гору, которые возложили на нас чужеземные властители города. И была она для нас остатком чего-то святого, памятью, заменой. Потому она так и называется – Стена плача, ведь она напоминала нам только о разрушении Храма, и о позоре нашего пребывания внизу, а врагов – наверху.  
Две тысячи лет ждала эта чудесная гора, пропитанная кровью зелотов и бойцов. Ждала появления  еврейских освободителей. И вот они, вот они пришли к ней, прорвались к ней с огромным мужеством. Но что это? Куда они бегут, эти освободители? Почему они бегут в сторону запада и спускаются к Западной стене? Самое главное в их руках, а они бегут к замене? Что происходит здесь, о Бог воинств Израиля? Гора была приобретена и завоевана, и очищена вновь и вновь в древние времена по свободному выбору, по своей воле. А к Западной стене были вытеснены, прижаты, когда не было выбора. И что?
Боже упаси оскорблять святость Западной стены. Она была освящена слезами народа Израиля на протяжении около двух тысяч лет. Вся надежды, вся боль, вся любовь и все чаяния евреев впитались между этими камнями. Какие страдания они пережили, какой позор терпели, только чтобы подойти  к ней, хотя бы к ней, и через нее направить молитву и плач к Храмовой горе – там наверху, где был Храм. Символы наделяются святостью. На горькую зелень в Пасхальном Седере мы тоже говорим благословение. Хотя она и горька и напоминает нам горькие дни, горечь галута. И также и тогда, когда будет отстроен Храм, следовало бы оставить этот угол в память о днях пленения города и его разрушения. Как память – да, как замену – нет.  
Верно. В первую минуту нашелся кто-то из солдат, кто водрузил израильский флаг наверху, на Храмовой горе. И нашелся кто-то, намного более высокопоставленный, кто приказал снять флаг. Конечно и он, министр обороны, был в тот час взволнован освобождением города. Конечно и внутри него еврейское сердце, но это еврейское сердце не преодолело заграждения голоса галута. А голос галута – это голос плача у Западной стены, внизу.
Конечно, в той первой спонтанности нашелся также кто-то, кто приказал разрушить район Муграби – позор для города, для Западной стены и для молящихся. Но и здесь это было сделано до определенного предела, очень ограниченно, без продолжения и завершения. Без приказания освободить весь Старый город от всего, что скопилось в нем за время нашего порабощения здесь. 
И таким образом мы дошли до… восстановления Еврейского квартала в Иерусалиме . И уши не слышат то, что говорят уста. Есть Еврейский квартал… в Иерусалиме. Есть Армянский квартал,  Арабский квартал, и даже Еврейский квартал посреди Иерусалима. В Праге – да, в Нью-Йорке – да, но в Иерусалиме!? Еврейский квартал?
И самое главное: Храмовая гора было завоевана, но не освобождена. Мы внизу, а враги – наверху, как будто это происходит не в государстве Израиль, как будто – не в дни ЦАЃАЛа. Рецидив души галута, пока еще не Избавления. Значение этого: из двух основ, из которых рос сионизм – из основы суверенного желания Избавления, возвращения, обновления дней как прежде, Иерусалимского корня, и основы принуждения, нужды, разочарования от эмансипации – одержала верх вторая, отрицательная основа. До горы было достаточно силы принуждения. Потому что – да, сионизм навязан нам. Освобождение страны было навязано нам и всем. Также и эта чудесная война, освобождение Иерусалима – были навязаны нам, к нашему стыду. Глупость Хусейна вынудил а нас освободить восток Иерусалима, его главную часть.
И если действовали воспоминания и чувства – а они, конечно, действовали – были это воспоминания и чувства, которые дошли до Стены плача. Но не выше ее , не до того, чтобы установить решающие исторические факты Избавления. Храмовая гора была освобождена и брошена на произвол судьбы.
Вступили в сговор напуганный, колеблющийся, не желающий менять того, что было в галуте, раввинат, и израильская политика, которой все, что связано с Храмовой горой, было навязано. Ответственные за нее не забыли, что главным в их требованиях всегда был доступ к Западной стене. И вот этого достигли. Уже есть доступ к Западной стене. Вот-вот придут архитекторы и займутся планировкой площади перед Стеной плача для спускающихся паломников: сначала те поднимутся на Храмовую гору насладиться чудесами мусульманских мечетей, а после этого – спустятся к Западной стене.  
А к первым двум весьма быстро и проворно присоединился и третий фактор. Разве было не ясно, что в тот момент, когда город будет завоеван евреями, вернувшимися в Сион, – даже если мечети на Храмовой горе не пострадают во время боев – сама гора будет отнята у подстрекательского политико-религиозно-националистического Вакфа, и евреи, согласно предписанию Ѓалахи и чаяниям поколений, возобновят свои молитвы на Храмовой горе, даже без Храма, до прихода Избавителя? Что могло быть естественнее этого? Что могло быть более соответствующим истории и более сильным символом освобождения, нежели это? За Храмовую гору, а не Западную стену воевали Хасмонеи и зелоты.
И вдруг те евреи неожиданно оставляют Храмовую гору и спускаются к Стене плача…
В тот момент им, арабам-мусульманам, стало ясно: бой завершен, но война не закончилась, в ней не произошло решающего сражения, главная часть Эль-Кудса по-прежнему в их руках…

 

Перевел Ицхак Стрешинский

7.04.2008



  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria