Ася Энтова

Мало помнить о Катастрофе, нужно ее еще и проанализировать

Реакция на критику статьи "Эксплуатация памяти Катастрофы"

Я выражаю свое глубокое сожаление тем читателям, которых тема Катастрофы волнует настолько сильно, что они были не в силах адекватно реагировать на написанное в статье и отличить позицию автора от позиции тех, с кем автор спорит. Если в статье написано "Зачем нужно Еврейское государство?", то это НЕ значит, что автор считает, что оно НЕ НУЖНО. Я считаю унижением для памяти погибших в Катастрофе вспоминать их ТОЛЬКО для того, чтобы подтвердить наше право на Землю Израиля, и я считаю унизительным для государства утверждение "Израиль существует ТОЛЬКО для того, чтобы Катастрофа не повторилась". Именно это я и отразила в названии"Эксплуатация памяти". Памяти - ДА, эксплуатации - НЕТ.
У меня создалось впечатление, что некоторые критики реагировали на отдельные слова, вырванные из контекста, и возмущались фактами, которые в статье приведены, но ни в коем случае НЕ ОДОБРЕНЫ. Факт, что европейцы и американцы сегодня предпочитают ставить Катастрофу европейского еврейства в один ряд с другими прявлениями геноцида (например армянским в Турции или резней племен Тутси и Бхуто в Африке), факт, что арабы называют Катастрофой победу Израиля в Войне за Независимость. Этим можно возмущаться, это можно осуждать, но это факты. Лично меня эти факты глубоко возмущают и огорчают, так же как и то, что траурная церемония в День Памяти все больше воспринимается израильтянами (по крайней мере молодым поколением) как формальность. В газетах прошла серия скандальных статей о том, что школьники относятся к поездкам в Польшу на места Катастрофы как к развлекательным мероприятиям и соответственно себя там ведут. К сожалению, это тоже факт, нравится он нам или нет.
Совсем другой вопрос, как к этим фактам относится. Можно их не замечать, можно считать досадной случайностью, можно ими возмущаться, а можно попытаться их осмыслить и понять, что же МЫ, ЕВРЕИ может сделать для ИСПРАВЛЕНИЯ ситуации.
Я согласна с г.Семеном Шпунгиным, что память о Катастрофе не должна противоречить памяти о разрушенном Иерусалимском Храме, но сегодня, к сожалению, эти трагедии не связывают, а противопоставляют.
г. Белявский пишет, что в Европе разгул антисемитизма, что мы должны сделать выводы и работать и руками и головой. Так и вся моя статья призывает к этому. И тут же г.Белявский пишет, что не надо обосновывать (даже самим себе, а то это может привести к спорам и раздорам) существование государства Израиль, а кто его не признает, тот преступник. Конечно, евреям лучше не спорить между собой и всем вместе твердо стоять на том, что арабы, не признающие Израиль - преступники. Я была бы рада согласиться с г. Белявским, что Израиль - устойчивое государство, а израильтяне - практичный народ. Но почему же тогда мы не сажаем Арафата в тюрьму, а собираемся отдать ему пол-страны? Почему в наших школах внушают детям, что Катастрофа нас учит получше относиться с арабам, ведь расовая рознь - это так опасно, и ПОЭТОМУ необходимо построить арабское государство в Иуде, Самарии и Газе? (Именно так говорили на траурном митинге в школе моего сына) Я полагаю, что это происходит, в частности, от того, что мы так не поняли до конца, чем была эта Катастрофа.
Абсурд, судиться с европейскими отрицателями Катастрофы и вести переговоры с Абу-Мазеном, защитившем диссертацию о ее отрицании.
Г.Иосиф Вул сначала приписывает мне идеологию, которую я критикую ( "Израиль только для того, чтобы Катастрофа не повторилась"), а потом сам же подтверждает эту идеологию цитатой из Декларации Независимости. Меня тоже очень волнует вопрос о том, как сделать, чтобы Катастрофа не повторилась. Именно это и заставило меня написать эту и другие статьи. Но я здесь ставлю не восклицательный знак, а знак вопроса. Я не считаю этот вопрос решенным до тех пор, пока Израиль не может защитить евреев от террора. Израиль сегодня - это единственное демократическое государство в котором убивают евреев БЕЗНАКАЗАННО. Израиль не осуществляет свое право на оборону ( почему - это другой вопрос), а выпускает из тюрем террористов, которые снова идут убивать евреев. Кто гарантирует, что после очередной передачи террористам земли, денег и оружия евреев не ждет грядущая Катастрофа ?
Я понимаю, г.Вула возмущает сам факт, что кто-то задает вопросы там, где имеется живое и болезненное переживание. Вул пишет, что не в силах спокойно ответить на эти вопросы. Я глубоко понимаю чувства г. Вула. Когда я приехала в Варшаву и пошла в район уничтоженного еврейского гетто, то у меня так же наступило эмоциональное потрясение, которое я описываю в своей второй статье "Варшавское гетто: 60 лет после восстания" . В таком состоянии люди могут только задавать вопросы "Как, почему это случилось?", но не отвечать на них. Так родственники погибших (даже в обычной дорожной катастрофе) всю оставшуюся жизнь не смогут вспоминать об этом без слез, но от лидеров (например, от начальника дрожной полиции) кроме выражения сожаления семье погибшего, требуется анализ: почему на этом участке дороги машины бъются.(Такой анализ причин Катострофы сделан, например, в труде Ханы Арендт "Тоталитаризм")
Сегодня мы сами опять садимся в машину без тормозов, уговаривая себя, как евреи Германии и Польши : "Надо пойти на уступки, надо не раздражать общественное мнение, надо быть полезными, чтобы нашим противникам не выгодно было нас уничтожать". Так научила нас чему-то Катастрофа или нет?
Г.Вул спрашивает, куда он может уехать из Израиля с детьми и внуками. И я спрашиваю: как могло случиться, что сегодняшнем Израиле организуются профашистские объединения? Что мы сами оплачиваем приезд в Израиль людей, рисующих свастики на стенах и бросающих нам: "Жаль, что Гитлер вас не добил" ? (Автор знаком с многими фактами на эту тему, часть из них была опубликована в газетах "Вести" и "Новости недели") И если Израиль нас не защищает, что же нам, евреям следует уезжать из нашего государства? Нет, не следует. Следует навести в нем порядок, а для этого необходимо задавать самим себе вопросы и анализировать ситуацию, а не прятать голову в песок.
Мы еще связаны живой памятью с Катастрофой. А мой ребенок, когда он был маленький, спросил: "Мама, Гитлер был до разрушения Второго Храма или после?". Если мы будем настаивать на том, что уникальна ТОЛЬКО Катастрофа евреев 20 века, а не ВСЯ еврейская история, то наши дети не будут о ней помнить. Если я и призываю к ревизии Катастрофы, то только в сторону придания ей дополнительного смысла - неотъемлемой части уникальной истории еврейского народа.
Плохо, что весь мир перестает писать нашу Катастрофу с большой буквы, но смертельно опасно, если мы сами будем считать ее только уникальной трагической случайностью, а не ближайшей к нам составной частью всей нашей трагической истории. Повторяю, я опасаюсь, что без этого еврейскому народу не выжить.

26.05.2003



  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria